Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Подписка на рассылку

Сетевое партнерство
РИЖАР: журнал рецензий
Помпоний Мела. Хорография / Под общей редакцией А. В. Подосинова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2017. – 512 c.

Марей А.В. Авторитет, или Подчинение без насилия. - СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2017. — 148 с.

Мироненко С.В. Александр I и декабристы: Россия в первой половине XIX века. Выбор пути. - М.: Кучково поле, 2016. - 400 с.


Время (In Time, 2011)

Добавить рецензию | Мои рецензии

 
1941 год XX век Александр I Англия античность антропология археология Британия варяги Великая Отечественная война Великая отечественная война Великобритания Византия Витгенштейн Возрождение Восточная Европа Вторая мировая война геральдика Германия гражданская война Декабристы документы Древняя Греция Древняя Русь Европа жития святых Западная Европа идеология имагология Испания историография историописание исторический источник историческое знание историческое познание история история Европы история исторического знания история культуры история России История России история России второй половины XVII в. история России первой четверти XVIII в. история США история университетов история Франции Италия Китай книги колониализм колониальная политика Латинская Америка международные отношения микроистория ММКФ Москва национализм Ницше новая история Новое время новое время обзор Первая мировая война Петр I позднее Средневековье политическая история Польша Прибалтика Пьер Бурдье революция религиозные войны репрессии рецензия Рим Российская империя Россия Россия XVIII в. Санкт-Петербург Северная война советская историография социальная история Средневековая Русь средневековый город Средние века средние века СССР Сталин сталинская политика США Тевтонский орден Тихоокеанская война Украина фальсификация истории философия франковедение Франция Французская революция XVIII века Французский ежегодник холодная война христианство
Время (In Time, 2011)

Время (In Time, 2011)

Страна: США 
Режиссер: Эндрю Никкол
В ролях: Джастин Тимберлэйк, Аманда Сайфред, Оливия Уайлд, Киллиан Мёрфи
Продолжительность: 109 мин.

Фантастический фильм «Время» Эндрю Никкола основывается на простой до тривиальности идее. Режиссеру и по совместительству автору сценария всего-то и потребовалось, что прочитать поговорку «время – деньги» буквально. И вот на этой немудреной основе была предпринята попытка создать целый мир, в котором часы и минуты жизни служат платежным средством, и тот, кто лишается средств к существованию, лишается и самого существования, говоря иначе, мгновенно умирает.

Действие картины происходит в отдаленном будущем, когда благодаря достижениям в биотехнологиях бессмертие и вечная молодость стали нормой жизни. Люди появляются на свет с имплантированными в руку «часами», имеющими вид электронного табло. Первоначально часы стоят, обратный отсчет времени начинает только по достижении их обладателем 25-летнего возраста. С этого момента человек больше не стареет, однако, если ничего не предпринимать, жить ему остается в лучшем случае год. На практике, естественно, намного меньше, потому что своим временем приходится расплачиваться за все товары и услуги. Решение проблемы – начать зарабатывать себе на жизнь, хотя правильнее, конечно, сказать «зарабатывать себе жизнь».

Главный герой «Времени» – парень из бедного квартала по имени Уилл Салас (Джастин Тимберлэйк). Как и многие его соседи, он «живет одним днем». На его часах никогда не бывает больше суток, и, значит, каждое утро он отправляется на завод, где зарабатывает время, чтобы прожить еще один день, утром которого он снова пойдет на завод и т.д. Ситуация, в которой оказался Уилл, выглядит безвыходной, но однажды ему улыбается удача. Он получает щедрый подарок, более ста лет, от одного депрессивного богача. Уилл покидает родные трущобы и перебирается в район, где живут состоятельные граждане. Однако он очень быстро понимает, что здесь ему не слишком рады. Полиция начинает подозревать Уилла в краже времени, не веря в его рассказ о бескорыстном дарителе. Столкнувшись с подобной вопиющей несправедливостью, наш герой решает встать на путь Робина Гуда и бороться с системой не только ради себя, но и ради всех притесняемых. Неожиданно он находит верную союзницу в лице Сильвии Уайс (Аманда Сифрид), дочери одного из самых богатых людей на планете.

Как легко понять, в фильме активно обыгрывается фразеология, так или иначе затрагивающая тему времени. «Жить одним днем», «у тебя есть минутка?», «у меня нет времени на девушек», «30 минут на обед» – это лишь малая часть тех визуальных каламбуров, которые встречаются по ходу действия. Разумеется, часть из них потерялась при переводе фильма на русский язык, но насладиться ими вполне возможно, даже посмотрев «Время» в российском кинотеатре.

Безусловным плюсом картины является то, что Эндрю Никкол не остановился лишь на словесных играх, но пошел дальше и сам придумал немало примечательных фактов из быта «нового дивного мира». Например, бедняки в нём стремятся всё делать быстро – тратить меньше времени на сон и еду, передвигать бегом. С другой стороны, богачи никуда не спешат, но поскольку для них сохраняется вероятность погибнуть в результате несчастного случая, они пытаются вести как можно более безопасный образ жизни – не ездят в автомобиле на высокой скорости, не прыгают с большой высоты, не купаются в океане. Районы, где живут бедные и богатые, находятся в разных «временных зонах». Чтобы перебраться из одной зоны в другую надо заплатить пошлину, которая, как правило, равняется нескольким месяцам. Целью подобной системы, очевидно, является сохранение существующего социального неравенства. К сожалению, все эти любопытные детали так и остаются разрозненными, не складываясь в единое представление об описываемом социуме. Причем, многие принципиальные моменты вообще остаются без внимания создателя «Времени».

Что в первую очередь вызывает вопросы? Конечно, базовая технология, приведшая к созданию «часов», которые в будущем каждый с рождения носит на руке. Если исключить туманную фразу про генетическую модификацию, произнесенную в самом начале фильма, больше об этом нам ничего не известно. Учитывая, как выглядят эти «часы» и как легко они взаимодействуют с разнообразными считывающими устройствами, речь идет о каких-то биоэлектронных технологиях. Но любая электроника, как всем хорошо известно, порождает множество умельцев, желающих ее взломать. Тем не менее, во «Времени» нет ни слова о хакерах. Решив бросить вызов системе, Уилл и Сильвия прибегают к прадедовскому методу и начинают с оружием в руках грабить банки. В итоге вторая половина картины оказывается не уместным здесь киберпанком, а гангстерским боевиком с небольшим футуристическим флером.

С устройством часов и механизмом передачи времени связан и еще один непонятный момент. Как мы знаем, деньги можно не только потратить, подарить или украсть, но их также можно завещать и унаследовать. Так как в будущем риск преждевременной смерти по-прежнему существует, логично было бы предусмотреть возможность перевода неизрасходованного времени от умершего к живущему. Для столь продвинутой в биотехнологиях цивилизации это вряд ли явилось бы трудностью. Однако, как уверяют нас режиссер, подобной технологии не существует, и «часы» на руке скоропостижно скончавшегося просто гаснут, и их цифры замирают, превращаясь в подобие обычной татуировки.

Вообще, судя по содержанию фильма, смертность в бедных районах достаточно высока. В конце концов, именно на ее создание направлены действия властей, пытающихся не допустить перенаселения и потому раз за разом повышающих стоимость жизни. Однако, очевидно, что те же самые власти заинтересованы, чтобы численность малоимущей части общества была достаточно стабильна и не падала ниже определенного уровня. Иначе некому просто будет работать и обеспечивать богатым все блага жизни. Отсюда выход – помимо стабильной смертности нужна еще и стабильная рождаемость. И тут возникает проблема: не очень понятно, как можно рожать и растить детей в обстановке, когда люди не могут быть уверены, что доживут до послезавтра, ведь дети – это в любом случае дополнительные расходы, укорачивающие жизни родителей.

Когда Уилл, неожиданно разбогатев, переезжает в фешенебельный район, ему приходится пересечь не одну, а сразу несколько временных зон. Это, в свою очередь, наводит на мысль, что в описываемом обществе кроме очень богатых и очень бедных есть еще несколько переходных социальных страт. К тому же маловероятно, чтобы портье, официанты, полицейские жили бы в том же самом квартале, что и богачи, которых им приходится обслуживать. Тем не менее, в фильме нет никаких указаний на другие группы населения. Они не вписывались бы в общую концепцию «Времени». Режиссеру нужно было упростить ситуацию и представить социум будущего в форме технократического кастового строя, где есть только две касты, переход из одной в другую является исключительным событием, а неприкосновенность социальных границ обеспечивается, главным образом, высокими технологиями.

Часто звучащая во «Времени» фраза о «грабеже награбленного» провоцирует рассматривать картину как метафору известного пророчества Маркса об обнищании среднего класса, к которому неизбежно должно привести развитие капитализма. Вот только углубившая до предела пропасть между угнетенными и угнетателями в фильме не приводит ни к росту классового самосознания, ни к обострению классовой борьбы. Революция оказывается делом не восставших масс, а одиночек, имеющих личные счеты с властью или же стремящихся поднять уровень адреналина в крови. 

Страница фильма на сайте IMDb.


Автор:  © Максим Товкач
Тип:  Кинорецензия

Возврат к списку



Рекламные статьи