Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Подписка на рассылку

Сетевое партнерство
РИЖАР: журнал рецензий
Помпоний Мела. Хорография / Под общей редакцией А. В. Подосинова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2017. – 512 c.

Марей А.В. Авторитет, или Подчинение без насилия. - СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2017. — 148 с.

Мироненко С.В. Александр I и декабристы: Россия в первой половине XIX века. Выбор пути. - М.: Кучково поле, 2016. - 400 с.


Мединский В. Р. Война. Мифы СССР. 1939-1945 / В. Р. Мединский. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2011. — 800 с.; 22 см.

Добавить рецензию | Мои рецензии

 
1941 год XX век Александр I Англия античность антропология археология Британия варяги Великая Отечественная война Великая отечественная война Великобритания Византия Витгенштейн Возрождение Восточная Европа Вторая мировая война геральдика Германия гражданская война Декабристы документы Древняя Греция Древняя Русь Европа жития святых Западная Европа идеология имагология Испания историография историописание исторический источник историческое знание историческое познание история история Европы история исторического знания история культуры история России История России история России второй половины XVII в. история России первой четверти XVIII в. история США история университетов история Франции Италия Китай книги колониализм Латинская Америка международные отношения микроистория ММКФ Москва национализм Ницше НКВД новая история Новое время новое время обзор Первая мировая война Петр I позднее Средневековье политическая история Польша Прибалтика Пьер Бурдье революция религиозные войны репрессии рецензия Рим Российская империя Россия Россия XVIII в. Санкт-Петербург Северная война советская историография социальная история Средневековая Русь средневековый город Средние века средние века СССР Сталин сталинская политика США Тевтонский орден Тихоокеанская война Украина фальсификация истории философия франковедение Франция Французская революция XVIII века Французский ежегодник холодная война христианство
Мединский В. Р. Война. Мифы СССР. 1939-1945 / В. Р. Мединский. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2011. — 800 с.; 22 см.

Мединский В. Р. Война. Мифы СССР. 1939-1945 / В. Р. Мединский. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2011. — 800 с.; 22 см.

Книгу Владимира Мединского «Война» настолько настырно впихивают, что в определенный момент я подумал «Граждане, Вы правда хотите, чтобы я это прочитал и отозвался по итогам прочтения?». Несмотря на длинную очередь книг в собственном списке на прочтение я таки купил и прочитал за пару вечером и поездки в транспорте «Войну». Сначала небольшая преамбула. Я не имею ничего против В.Мединского, я с ним незнаком и никак не сталкивался. Сама по себе задача популяризации знаний о войне дело нужное и архиполезное. Хорошо, когда человек с острым пером читает книги историков и живенько излагает их для широких масс. Из позитивных примеров вспоминаются «Августовские пушки» Барбары Такман. Однако запрячь в одну повозку коня науки и трепетную лань беллетристики в общем случае довольно сложно. Кроме того, хорошо пишущий человек вынужден осваивать новую для себя область и может стать жертвой многочисленных подводных камней. Это среди людей в теме многие факты являются общеизвестными и низведены до уровня, когда достаточно произнести, условно говоря, «анекдот №124!» и все смеются. Публицист-популяризатор может подорваться на некоторых с одной стороны общеизвестных, с другой стороны давно оспоренных в научных кругах фактах и рассуждениях. Открыл книгу Мединского я на списке литературы. Он произвел в целом положительное впечатление. Там были и сборники документов, и книга М.Быкова «Победы Сталинских соколов»(чтиво на любителя, прямо скажем). Ввиду отсутствия какого-то заранее сложившегося мнения начал я чтение с благожелательным настроем.

Однако первые звоночки, что г-н Мединский не особо в курсе, о чем идут споры прозвенели довольно быстро. Есть у него главка про пакет М.-Р., озаглавленная «Баллада о "позорных" секретных протоколах». Там написано «Но вот чего россиянам НЕ сказали: точно такие же "пакты" подписывали и другие государства»(С.50, капслок от М.). Далее в качестве примеров фигурирет Мюнхенский сговор. Сразу возник вопрос: а Мединский вообще в курсе, что есть пакт Молотова-Риббентропа и есть секретный дополнительный протокол к нему??? К подписанным в Мюнхене документам таковые не прилагались, как известно. Насчет секретного дополнительного протокола копья собственно и ломаются. Ничего особенного в этом доп. протоколе не написано. Но для преподавателя МГИМО, каковым является Мединский слова о равенстве пакта и доп. протокола слышать прямо скажем странно.

При этом нельзя сказать, что лажа составляет 100% объема книги. Он правильно пишет о приказах Жукова беречь людей, об относительныз цифр потерь возглавляемых Жуковым войск. Школярское упражнение «опровергни чушь про одну винтовку на троих» Мединский отработал нормально, хотя в итоге его несколько занесло. Он пишет «Дивизии народного ополчения были недоукомплектованы бойцами. Соответственно, обычно оружия в них было больше, чем солдат. Не одна винтовка на троих, а три винтовки на двоих»(С.173). Скатываться к «все хорошо прекрасная маркиза» как мне думается, в данном случае нет достаточных оснований. Бывало разное, встречались вооруженные до зубов ополченцы. Но оружия действительно не хватало. Причем и ополченцам, и армии. Отсюда принимаемые срочные меры по восстановлению учебного оружия в боевое и др. мероприятия типа изъятия оружия из подразделений боевого обеспечения. Желающим могу предъявить ведомости ГАУ(Главного артиллерийского управления) с графами по стрелковому оружию "по штату" и "налицо". Разница ощутимая, вы уж поверьте. Это был очередной звоночек: человека не в теме занесло ввиду отсутствия знания базовых фактов. Впрочем далее Мединский благополучно подорвался на 28 панфиловцах: «Разоблачили даже героев-панфиловцев»(С.236). Военная прокуратура расставила точки над Ё в истории с 28 панфиловцами еще в 1946 г.(а не после 1966 г. как пишет Мединский). История была действительно выдумана журналистом «Красной звезды» практически с нуля. Спрашивается: зачем подставляться и тащить эту историю на страницы популярной книги? Хотя есть реальные подвиги, подтвержденные документально, причем обоими сторонами. Мединский ими интересоваться не стал. Еще одно школярское упражнение о распределении поставок по ленд-лизу в ходе войны, поставках паровозов в штуках и в процентах к довоенному парку, также было выполнено достаточно успешно. Но всего этого как бы маловато для положительной оценки всей книги.

Постепенно складывается впечатление, что книжка Мединского опирается, условно, на три "А": агитпроп, ахинея и алогичность. По многим вопросам бодро пересказывается версия советского агитпропа, причем достаточно часто в самом дремучем варианте. Там же, где Мединский попутал пакт с протоколом он выдал на гора следующий пассаж: «А чего хотели Франция и Англия? Ради чего суетились и лебезили перед Гитлером в Мюнхене? Хотели натравить Гитлера на СССР. Чем они лучше?» Причем это не однократно брошенная хлесткая фраза. Ближе к концу книги Мединский еще раз пишет: «Вся довоенная внешняя политика Британии строилась на том, чтобы натравить Гитлера на Сталина...»(С.427). Да, да, да, все спали и видели как бы загнобить молодое советское государство. Других проблем у них не было. Преподаватель МГИМО, ага. Читатели найдут на страницах «Войны» достаточно полный набор советских пропагандистских выдумок. Вот еще из характерного: «В январе 1945 г. мы вновь спасали американцев, застрявших в Арденнах, начав свое наступление на неделю раньше...»(С.443). Из этого позднее выросли рассказы о брошенных на алтарь услуги Сталина Черчиллю солдатских жизнях. Реально же Висло-Одерскую, наоборот, отложили из-за погодных условий. О результате потопления Маринеско немецкого лайнера «Вильгельм Густлов»: Погибли 1300 немецких подводников, среди них - полностью сформированные экипажи подводных лодок и их командиры(С.287). Во-первых, из состава 2-й учебной дивизии подводных лодок на «Густлове» погибло немногим более 400 человек. Во-вторых, из числа погибших офицеров можно было набрать максимум один экипаж подводной лодки VII серии. В-третьих, всем этим подводникам нужно было еще около полугода на подготовку, чтобы стать полноценными членами экипажей лодок. Это все давно уже(задолго до 2010 г.) выяснено. Зачем байки-то повторять? Атака Маринеско и без них - значимый успех. Но Мединский упорно собирает и озвучивает агитпроповские байки, так он пишет: «Создавались специальные элитные подразделения - такие как эскадры Мельдерса и Рихтгофена - летчиков для них подбирали по всей Германии»(С.407). Однако общеизвестно, что элитных авиачастей в ВВС Германии не было. Истребительная эскадра JG52, в которой воевал Хартманн, не имела собственного наименования. JG51 получила название «Мельдерс» после гибели самого Вернера Мельдерса. Никаких полков асов, подобного полку Клещеева в ВВС РККА, у немцев не наблюдалось. К слову историю со счетами асов Мединский осветил по достаточно унылому варианту: немцы все врали и точка. Хотя в реальности врали обе стороны и это было обычным делом на войне. Разница в счетах асов имела куда более сложные объяснения, нежели «они врали, а мы - нет».

К агитпропу Мединский добавил своей ахинеи. Причем происходит плавное перетекание одного в другое(агитпропа в ахинею и далее в алогичность). Вот он повествует об одном из решающих дней в обороне Сталинграда, 23 августа 1942 г.: «Но у них[немцев - А.и,] на пути оказался Сталинградский тракторный. И рабочий батальон этого завода - работяги в черных промасленных спецовках. С винтовками. А регулярных войск — нет. Не подошли. Ну, не ждали здесь прорыва. Так вот, глядя в бинокли на залегших в неких полубаррикадах рабочих, немцы решили, что эти странные с разукрашенными (маслом и гарью) лицами Рэмбо в черном, видимо, русская морская пехота. Остановились, запросили подкрепление — «черную смерть» после Севастополя они боялись»(С.177-178). Для того, чтобы бояться «черную смерть» после Севастополя немецкие части у Сталинграда должны были по крайней мере получить опыт штурма этого самого Севастополя. Однако вышедший к СТЗ 23 августа 1942 г. XIV танковый корпус в Крыму никогда не был. 16-я танковая дивизия, прорвавшаяя к СТЗ, также под Севастополем не была и пугаться «черной смерти» по опыту боев там у нее технической возможности не было. Был бы на месте Мединского человек более намаханный в теме, он бы вспомнил, что на СТЗ производились танки и они могли прямо из цехов поехать защищать завод. Там были зенитки ПВО города, отдельные части, вошедшие в группу Штевнева, к вечеру приехал свежий 2 тк итд. Но Мединский предполчел сообщить широким народным массам ахинею про «черную смерть».

Возможность сказать какую-нибудь ахинею Мединский не упускает даже на ровном месте. Так он пишет: «Рейхстаг был главным опорным пунктом в обороне Берлина, который позволял контролировать весь центр города»(С.548, выделено мной). Это ерунда и выдумки, уж не знаю - Мединского или кого-то еще. Рейхстаг достаточно низенькое здание, чтобы что-то там контролировать в условиях плотной застройки. Опять же, почему Рейхстаг, а не Ангальтский вокзал, с которым возились дольше? На роль опорных пунктов с натжкой могли претендовать Флактурмы с 128-мм пушками на крышах и толстенными стенами. Не зря же во Флактурме "Зоо" сидел комендант Берлина Вейдлинг. Рейхстаг с гарнизоном, вооруженным стрелковкой, уступал Флактурмам по всем параметрам, а было в Берлине аж три Флактурма. Но Мединский не в теме, азов не знает и потому появляется Рейхстаг как главный опорный пункт. 9-ю армию Бюссе к юго-востоку от Берлина, которой не дали отойти в город, Мединский путает с 12-й армией Венка к западу от города(С.418).

Повествуя о хиви Мединский сообщает нам: «Также из русских военнопленных формировалась саперная рота. Надеюсь, понятно почему. Сапер ошибается один раз в жизни. Особенно если это русский сапер на немецкой службе — с длинной проволочкой и зорким глазом вместо миноискателя»(С.303). На всякий случай: речь идет о немецкой пехотной дивизии. Саперы в немецких пд входили в состав штурмовых групп и вообще действовали на передовой с оружием в руках. Тезис Мединского о действиях в составе этих подразделений "хиви" фактически означает их участие в бою в рядах противника против соотечественников. Зачем, спрашивается, было додумывать? Это опять же алогично: "хиви" может сознательно пропустить мину даже обнаружив ее и атакующий немецкий танк подорвется. А сам хиви сбежит. Но все эти детали в голову Мединскому даже не приходят. надо же разбавить приводимые данные какими-то своими словами. Даже если эти слова - ахинея.

Но самый большой отвал башки ждал при знакомстве со статистикой по Мединскому «8 сентября Ельнинский выступ, вдававшийся в нашу оборону, был срезан. Пять немецких дивизий потеряли за неделю боев на одном участке фронта - 45 тыс. человек. Теперь прошу минуту внимания. При разгроме Франции и всей ее армии, при разгроме английских экспедиционных сил во Франции, захвате Бельгии, Голландии, Люксембурга германская армия потеряла 45774 убитыми. То есть столько же, сколько под Ельней в сентяюре 1941-го за неделю - за целый год(!) войны в Европе»(С.151). Тут как раз тот случай, о котором я говорил выше: новый человек не способен отличить правду от вымысла при определенных пробелах в знаниях. Начнем с того, что 45 тыс. человек это советская заявка на потери противника. Причем звучит она следующим образом: «Пяти фашистским дивизиям в районе Ельни был нанесен значительный урон. Потери их в живой силе составили до 45 тыс. человек»(статья в ВИЖе по Ельне). Обратим внимание: слов "убитыми" и "в сентябре" в этой фразе нет. Агитпроп все же знал меру хотя бы потому, что авторы представляли себе численность пехотной дивизии немцев, в среднем 15-16 тыс. человек. В той же ВИЖевской статье говорится о численности группировки немцев под Ельней в 70 тыс. человек. Для 70 тыс. человек потеря 45 тыс. человек хотя бы теоретически возможна(реально эта цифра завышена). 45 тыс. убитых от Мединского означают вдвое-втрое большее количество раненых. Соответственно группировка в 70 тыс. человек, пять дивизий, отжатая на запад без "котла" такие потери понести не могла чисто физически. И даже советский агитпроп при всех своих заскоках на это не претендовал. У Мединского получилась серьезная фактическая ошибка и даже передерг. Хотя при написании чисто логически понять, что цифры не сходятся - можно. При минимальных познаниях в вопросе и внимательности. Для доказательства того, что на востоке немцы теряли больше, вовсе не нужны такие передерги.

После Ельни Мединский взял новую высоту со Смоленским сражением: «Впервые - уже в первые месяцы войны - мы выходили на паритет по потерям»(С.151). Ни о каком паритете по потерям летом 1941 г. не могло быть и речи. Можно было бы просто подумать головой и предположить(исходя из своих же вводжных тезисов), что если итоговая цифра у нас 1:1(это не так, но даже такая вводная позволяет найти алогичность), летом 1941 г. мы терпели поражения, в 1944-45 гг. были успехи и много пленных, то скорее всего вначале потери превышали немецкие, а в конце - наоборот. С уравновешиванием итоговой цифры.

"Дружба" Мединского с логикой и статистикой продолжается на протяжении всего повествования: «Оккупация Норвегии стоила Германии 1317 человек убитыми. Захват Греции — 1484 человека. Польши — 10 572 человека.
Только на одном участке Восточного фронта, растянувшегося от Карелии до Черного Моря, в течение всего лишь трех недель под Москвой с 6 декабря по 27 декабря 1941 года — немецкая армия потеряла убитыми 120 000 человек»
(С.387).

Во-первых, Урланис, из которого взята цифра 120 тыс. чел.(спасибо [info]paul_atrydes за указание источника), говорит о германской армии в целом, а не об одном участке советско-германского фронта. Мединский же уверенно повышает градус агитпропа(а исследование Урланиса есть продукт советской эпохи со всеми ее плюсами и минусами) и сужает потерю 120 тыс. до воевавшей под Москвой группы армий "Центр". Во-вторых, если включить логику и здравый смысл(идею поискать правильную и надежную не-агитпроповскую цифру я даже не рассматриваю, это для агитаторов чересчур сложно), то 120 тыс. чел. за месяц в ГА "Центр" представляются завышенной величиной. См. выше про Ельню: должно быть еще вдвое-втрое больше раненых, заболевших и пропавших без вести(цифирь-то у нас это убитые). В итоге от примерно 1 млн. чел. численности ГА "Центр" в декабре 1941 г. к январю должны остаться рожки да ножки. Особенно учитывая, что потери несут в первую очередь части на передовой, а они не 100% численности даже дивизии, не говоря уж об армии или группе армий. Почему советское наступление перед хладным трупом ГА "Центр" в начале 1942 г. постепенно остановилось - непонятно. Больше всего 120 тыс. чел убитыми похоже на 117 тыс. убитых в IV квартале 1941 г. у Оверманса. Это вся германская армия на восточном фронте, а не ГА "Центр". И было бы странно в условиях эвакуации промышленности и сидящей на голодном пайке артиллерии иметь потери в соотношении 1:1. Причем цифры есть в открытых источниках, например Рейнгардт пишет "в декабре потери группы армий, достигшие 103 тыс. человек...". Однако читателю Мединский сообщает непроверенные агитпроповские цифры.

Примерно то же самое - с самолетами. Мединский пишет: «В первый же день войны — 22 июня 1941 года — немцы потеряли 300 самолетов. Больше, чем в любой из других ее дней. В начале сентября 1941-го они подсчитали: русскими уже сбито такое же число самолетов, с которым немцы начинали войну»(С.402). Во-первых, даже агитпроп указывал большую 300 цифру в отношении Курской дуги лета 1943 г. Так что "Больше, чем в любой из других ее дней" - неверно даже с точки зрения агитпропа. 22 июня не было и не могло быть маковкой немецких потерь в воздухе. Во-вторых, по немецким документам 22 июня 1941 г. безвозвратные потери (боевые и небоевые) Люфтваффе составили 78 самолетов, общие - 167 машин(т.е. включая поврежденные и ремонтопригодные). «В начале сентября 1941 г. они подсчитали: русскими уже сбито такое же число самолетов, с которым немцы начинали войну»(С.402). Они это кто? Мюррей дает потери за весь 1941 г. от воздействия противника в 2849 самолетов уничтоженными, 475 поврежденными и не восстановленными и 402 поврежденными, но подлежащими восстановлению. Войну они начинали с 3470 самолетами. В общем "в начале сентября", "русскими сбито" не вытанцовывается. До 22 июня потери у Люфтваффе тоже были. Оборот про потери к сентябрю мог касаться отдельного, пострадавшего больше других подразделения. Уговаривать же читателя, что уже в 1941 г. все было хорошо - по мньшей мере странно. Было как раз плохо, что выразилось в конкретных результатах: котлах под Смоленском, Киевом, Уманью и др. При общем упорном сопротивлении. Так или иначе, при таких косяках с превращением 45 тыс. общих в 45 тыс. убитыми использовать книгу Мединского как источник статистических сведений я бы не советовал.

Есть и просто "приятные" добавления к трем А. На страницах 578-581 Мединский старательно воспроизводит гадкую выдумку Фоста про бой на острове Рюген за немецкий интернат между разными советскими частями, разведчиками и пехотой. У автора «Войны» глаз не зацепился за "танковый батальон 372-й дивизии". Ну не было в 1945 г. в стрелковых дивизиях танковых батальонов. Поэтому приводимые типа документы без выходных данных это беллетристика Фоста. Которую радостно зачем-то потащил в рот Мединский.

В общем книга Мединского о войне оставила скорее негативное, чем позитивное впечатление. Это ни разу не аналог Б.Такман по ВОВ. С версией советского агитпропа у большинства граждан была возможность ознакомиться ранее. Да и сейчас это тоже можно сделать, причем с затратой куда меньших средств, чем просят за «Войну», в которой градус агитпропа был повышен до благородного безумия. Ахинея и алогичность тоже вряд ли кому-то нужны, как мне кажется. В общем халтурный продукт за немалые деньги, который нам впихивают за счет массированной рекламной кампании.


Автор:  ©[info]Алексей Исаев

Возврат к списку



Рекламные статьи