Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Подписка на рассылку

C английского на русский или наоборот? Обращайтесь: синхронный перевод ТрансЛинк!

Сетевое партнерство
РИЖАР: журнал рецензий
Помпоний Мела. Хорография / Под общей редакцией А. В. Подосинова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2017. – 512 c.

Марей А.В. Авторитет, или Подчинение без насилия. - СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2017. — 148 с.

Мироненко С.В. Александр I и декабристы: Россия в первой половине XIX века. Выбор пути. - М.: Кучково поле, 2016. - 400 с.


Бобкова Марина

Имя: Марина
Место основной работы (Организация/ВУЗ): Российская академия наук
Подразделение (факультет): Институт всеобщей истории
Отдел (кафедра): Центр истории исторического знания
Ученая степень: доктор исторических наук
Научные интересы : история исторической мыслиисторическая культурапереходные эпохиистория Франции XV – XVII вв.
Список научных трудов (до 1 Мб): [ Скачать ]

С Новым годом!!!

Размещаю новогоднее обращение Комиссии общественного контроля за ходом и результатами реформ в сфере науки.
С Новым 2014 годом! 
Дорогие коллеги! Уважаемые сограждане!
Заканчивается 2013 год – один из самых драматических в истории отечественной науки.
28 июня Правительство Российской Федерации внесло в Федеральное собрание законопроект № 305828-6, прямо предусматривавший ликвидацию главного научного учреждения страны – Российской Академии наук. Это произошло менее чем через месяц после выборов на Общем собрании РАН нового президента и руководства Академии.
Возникла угроза, что будет разрушена система научных институтов Академии, а российской науке и всей стране – нанесен невосполнимый ущерб. Однако академическое сообщество, во многом неожиданно для самих ученых, проявило замечательную жизненную силу и способность к самоорганизации.
С июля по октябрь в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Новосибирске и других научных и университетских центрах страны прошли многочисленные собрания коллективов и митинги научных работников. На Конференцию научных работников РАН 29–30 августа собрались более двух тысяч участников со всей страны.
В обращениях коллективов и советов молодых ученых институтов, заявлениях отделений РАН, решениях митингов и резолюциях конференции был выражен решительный протест против попытки уничтожения Академии и сформулированы цели и принципы возможных реформ. Эти позиции нашли подтверждение и в решении чрезвычайного Общего собрания РАН, состоявшегося 9 сентября.
26 сентября Профсоюз работников РАН передал президенту обращение с призывом не допустить вступления разрушительного закона в силу. Под обращением поставили свои подписи более 120 тысяч граждан страны – гораздо больше, чем общее число научных работников Академии.
Возникли новые объединения ученых: Клуб 1 июля и Совет научных сообществ, которые вместе с профсоюзом РАН взяли на себя координацию протеста. 8 октября была учреждена Комиссия общественного контроля за ходом и результатами реформ в сфере науки.
Академия предстала перед обществом не как «элитный клуб» академиков, а как многотысячный коллектив ученых, осознающий свою ответственность перед страной и готовый играть ведущую роль в ее развитии. Активная позиция Академии  вызвала широкую общественную поддержку. Вопрос о судьбе Академии приобрел общегосударственное и общеполитическое значение.
Несмотря на принятый в спешке, непродуманный и противоречивый закон о Российской Академии наук, изменился и подход к проблеме Академии со стороны государственной власти. Объявлен мораторий на имущественные и кадровые изменения в Академии. Перед вновь созданным Федеральным агентством научных организаций поставлена задача обеспечения эффективной работы академических институтов без вмешательства в их научную деятельность.
События уходящего года подтвердили: Академия – живой и способный к развитию организм. Но это и один из важнейших социальных институтов, который обеспечивает преемственность и прогресс отечественной науки, а с ней и всего общества. Безотлагательная общая задача Академии, общества и государства – вернуть науку в число сил, определяющих развитие страны.
С Новым 2014 годом! Призываем всех сохранить энергию, с которой мы действовали в 2013 году, и внести вклад в решение этой задачи, от которой зависит наше общее будущее. Желаем здоровья и счастья, ждем новых творческих успехов наших коллег! Все только начинается!
Комиссия общественного контроля за ходом и результатами реформ в сфере науки

источник: сайт комиссии

"Люди и тексты"

Внимание! Размещена запись заседания междисциплинарного научного семинара "Люди и тексты" от 20 ноября 2013 г.

Андронов Илья Евгеньевич (к.и.н., доцент МГУ им. М.В. Ломоносова) 
Протестантская интеллектуальная среда в переписке авторов и издателей "Магдебургских Центурий"http://www.worldhist.ru/News/384/10021/

Подписать письмо Президенту "За сохранение РАН".

Я выполняю просьбу академика РАН, директора ИРЯ РАН Александра Михайловича Молдована. На сегодня подписалось более 12 500 человек. 

"Дорогие друзья и коллеги!
Вы, наверное, знаете о том, что Российская академия наук подверглась брутальной атаке и оказалась под угрозой фактической ликвидации. Я прошу вас помочь в максимально широком распространении информации о письме, которое можно найти и подписать по адресу http://www.save-russian-academy.org/.
Ваш А.М. Молдован"

Мониторинг школьных учебников по российской истории

В связи с работой по реализации Поручения Президента Российской Федерации В.В. Путина о подготовке единого школьного учебника российской истории, с 26 июня по 30 декабря 2013 г. мы проводим мониторинг учебников по истории России для средней школы. Его суть сводится к выявлению общественной позиции по отношению к изданиям, по которым учатся истории наши дети.
В Федеральный перечень учебников, рекомендованных для использования в школах в 2013/2014 гг., включено 77 учебника по истории России. Практически каждый из них имеет свои достоинства и, возможно, свои недочеты. Все эти учебники представлены в списке для голосования. О части учебников вы сможете судить по подготовленным издательствами «Русское слово», «Дрофа», «Клио-софт», «ВЕНТАНА-ГРАФ» демонстрационным версиям, в которых содержится концепция издания, характеристика методического сопровождения, примеры параграфов или разделов и др. Издательства «Просвещение», «Мнемозина» и «Баласс» ничего не представили, поэтому об их учебниках можно составить мнение только по обложкам, которые мы разместили.
Мы надеемся, что анализ результатов этого мониторинга будет учитываться при подготовке и обсуждении концепций единой линейки учебников по российской истории для школы.
Итак, какой лучше? На что равняться? ВЫБИРАЕМ!

http://histrf.ru/ru/biblioteka/book/monitoringh-uchiebnikov-po-istorii-rossii

Проект Положения о порядке присуждения ученых степеней

17 июля 2013 года на Едином портале http://regulation.gov.ru для проведения общественной антикоррупционной экспертизы были опубликованы документы, связанные с новым порядком работы Высшей аттестационной комиссии и присуждения ученых степеней. Экспертиза началась 18 июля и продлится до 27 июля 2013 года. Документы разработаны Департаментом аттестации научных и научно-педагогических работников Минобрнауки
Что принципиально нового содержится в разработанных документах?
1. Полный текст диссертации должен быть опубликован в Интернете — для кандидатов за два месяца до защиты, для докторов наук – за три месяца (как и было обещано Председателем ВАКа).
2. Текст диссертации должен быть доступен в интернете еще в течение пяти месяцев для кандидатов и восьми месяцев — для докторов наук.
Этот пункт мне не совсем ясен. Почему нужно убирать из интернета уже размещенные работы? Почему не создается постоянный банк полнотекстовых квалификационных работ?
3. Сведения об оппонентах и членах диссертационного совета также должны появиться в сети — минимум за десять дней до защиты. Порядок и механизм определения оппонентов не прописан. Остается: на усмотрение диссертационных советов??? 
4. Дальше об обязательных публикациях. Тут уж точно стало хуже, чем было...
Кандидат наук по гуманитарным  специальностям должен иметь как минимум публикации в трех рецензируемых журналах. Претенденты на ученую степень доктора наук должны опубликоваться не менее чем в 15 таких журналах.
Почему это хуже? Например, Вы готовите свою работу 8-10 лет и публикуете свои статьи, например, в журнале "Отечественная история" и опубликуете там, например, 3 статьи. Это, как я понимаю, "не зачтется". Здесь надо уточнять, иначе, можно понять, что одну статью можно опубликовать в 15 изданиях (формальное требование-выполнено). И по-прежнему - количественные показатели. Почему нет ничего об объеме публикаций? Что же 2-3 странички в  разделе "Некрологи" рецензируемого журнала будут считаться? Почему монография, имеющая рецензентов и рекомендованная к печати Учеными советами вузов или НИИ РАН, при защите докторской не засчитывается вместо публикаций в 15 рецензируемых журналах?
5. Добавилась возможность защиты диссертации на иностранном языке (с уточнением-обеспечение синхронного перевода). Это не во вред, конечно, но зачем???
6. Увеличен срок подачи апелляции к содержанию научной работы — с трех до десяти лет.
7. Развернутые разделы по лишению и восстановлению степеней.
8. Проект предусматривает персональную ответственность за качество диссертации всех лиц, участвующих в ее оценке: научный руководитель, оппоненты, ведущая организация, члены диссертационного совета, работники ВАК. Будут создаваться "Черные списки", в которые будут заносить фамилии "виновных" и отстранять от экспертной работы и вообще от работы с диссертациями на 3 года.
Кстати, нового Положения о диссертационных советах (на него много ссылок в обсуждаемом документе) я не нашла?

Деятельность РАН расследует Следственный комитет?

3 июля 2013 года в чрезвычайной обстановке (с точки зрения: 1. нарушения Регламента работы ГД, Указа Президента РФ № 601 и некоторых других законодательных актов; 2.на фоне  широких протестных акций ученых, прошедших в Москве, Санкт-Петербурге, в Новосибирске, на Урале, на Дальнем Востоке) в Государственной Думе прошло обсуждение и голосование в первом чтении Законопроекта о реформе РАН. Я очень внимательно слушала в прямой трансляции выступление заместителя Председателя  Правительства О.Ю. Голодец о законопроекте реформирования РАН и дальнейшее его обсуждение. Цель у меня была одна - понять, что стало детонатором столь мощного взрыва правительственного произвола, творимого на наших глазах, в отношении российской науки. И вот к каким мыслям я пришла. Во-первых, на протяжении более чем 20 лет (с 1991 г.) у руля управления РАН стоял академик РАН  Ю.С. Осипов. В мае этого года избран новый Президент РАН В.Н. Фортов. Он пока и.о. Президента РАН, т.е. его утверждение еще не прошло. Очевидно, что его вступление в должность связано с передачей-приемкой дел, в том числе финансовых и имущественных. Как правило, при таких обстоятельствах проводятся, как минимум, аудиторские проверки. В выступлении Голодец говорилось и о низком индексе Хирша, и о неэффективности нашей науки, и о старении научных кадров и пр., НО это все антураж, потому что искренне возмущение проявилось в ее речи, когда дело дошло до обсуждения ситуации с имуществом РАН. В докладе было сказано, что по результатам работы Счетной Палаты выявлены масштабные злоупотребления (приведены примеры-продающиеся квартиры в академическом доме на ул. Косыгина д. 2 в Москве, продажа земель (которые переданы РАН для использования в научных целях) на Урале под индивидуальную застройку и т.д. Для нас-сотрудников РАН она никакой Америки не открыла.  В принципе, практически каждый сотрудник РАН сможет привести и свои примеры злоупотреблений в финансово-материальной сфере РАН. Масштабы этих злоупотреблений в РАН потрясли правительство и, разумеется, о них было доложено президенту. Вот и детонатор!
100 или 200, или 300, или 500 чиновников от науки (таких немало) разворовывали в огромных масштабах государственные деньги, имущество, земли. Факты эти выявлены, но ни одно из дел в Прокуратуру не передается, по словам Голодец потому, что "мы не хотим разрушать репутации". Цена сохранения так называемых "репутаций" - уничтожение российской науки, системы, которая формировалась и сохранялась столетиями и очень осторожно корректировалась. Чтобы расправится с надоедливым слепнем решили пристрелить лошадь, т.е. разрушить саму систему, которая сделала возможными такие преступления. Что это за законодательная система, в которой выявлены состав преступления, преступники, но никаких санкций не следует? А как же один из основных принципов правового государство (или Россия к таковым не относится?) "перед законом все равны"? 
Резюмирую: Во-первых, идеальной системы управления вообще не бывает (нечистоплотный человек приспособится к любой), значит государство должно было осуществлять тщательный постоянный контроль за финансово-имущественной деятельностью РАН. Видимо, все 20 лет всерьез этим не занимались. И за это расплачиваться будем мы-те самые 50 000 научных сотрудников РАН, расплачиваться за это будет Россия и уже в скором будущем. Во-вторых, результаты проверки РАН Счетной палатой должны быть доведены до сведения сотрудников РАН. Если есть уголовные дела по руководству, администрации РАН, они должны быть переданы в суд. И раз уж речь о законе, Президенту РАН, научным коллективам РАН надо подать в Конституционный суд в связи с нарушением закона в ходе "продвижения" "реформы" РАН.  
В-третьих, с молодежью надо быть поосторожнее, среди них много талантливых и способных ребят, но есть и прохвосты, которые сопровождают академиков, и уже начали ощущать и использовать прелесть "академических возможностей". 
В-четвертых, руководству страны надо все-таки пойти на диалог с учеными, с коллективами научных институтов. От казнокрадства и злоупотреблений страдали, прежде всего, мы и лучших партнеров для правительства в осмысленном изменении системы РАН нет. Все мы понимаем (и уже давно) необходимость изменений, но тот путь, которым нас принуждают идти сейчас неприемлем!

Уничтожение Российской академии наук

Материалы брифинга Министра образования и науки Д. Ливанова 27 июня 2013 г., посвящённого законопроекту о реформировании Российской академии наук. Этот законопроект поддержан Правительством. Во вторник этот документ будет внесён в Государственную Думу и  его планируется принять до середины июля. Т.е. с трехсотлетними традициями и  деятельностью Российской Академии наук разберутся за 2 недели (торопятся-пока студенты на каникулах, а мы - в отпусках). Читать далее http://histrf.ru/ru/uchenim/otkritoe-obsuzhdenie/post-98#fos_comment_103

Еще публикацию на эту тему: 
http://government.ru/news/2666
http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2013/06/130628_rus_press.shtml
http://newsru.com/russia/28jun2013/ran.html
http://www.gazeta.ru/science/2013/06/27_a_5397073.shtml
http://top.rbc.ru/viewpoint/27/06/2013/863713.shtml
http://top.rbc.ru/society/28/06/2013/863743.shtml

Я поддерживаю требование Сибирского Отделения РАН об отставке Правительства и призыв к Государственной Думе бойкотировать голосование этого законопроекта.

Рождение нового издания

Дорогие коллеги, с радостью сообщаю вам о выходе первого номера Исторического альманаха "Люди и тексты", подготовленного по итогам работы одноименного семинара в 2012 году. Подробнее http://www.worldhist.ru/library/publication/449/9657/

Изображение памятника Советскому воину используют в рекламе гей-парада

Уже несколько недель циничная реклама предстоящего 22 июня гей-парада „София прайд” кружит в социальных сетях и СМИ в виде плаката. Объектом издевательства в нем являются фигуры Памятника Советской Армии, которые были использованы для рекламы события в неприличных сценах. Читать дальше http://histrf.ru/ru/uchenim/blogi/post-89

Нужно ли закрывать Высшую аттестационную комиссию?

27 мая 2013 г. в прессе появилась информация том, что Минобранауки РФ к осени проведет отбор  организаций и вузов, которые в рамках «пилотного проекта» получат право присуждения научных степеней http://ria.ru/science/20130527/939642285.html Министр образования и науки Д.В. Ливанов поддержал инициативу вузов (имеется в виду Санкт-Петербургский университет) присваивать свои научные степени http://ria.ru/society/20130327/929224514.html.
Заместитель министра И. Федюкин (сегодня его уже уволили http://izvestia.ru/news/551045, http://news.mail.ru/politics/13271680/?frommail=1) пояснил, что «сейчас за присуждение докторских и кандидатских степеней отвечает Высшая аттестационная комиссия – ВАК. В связи с этим многие организации переадресовывают претензии в низком качестве диссертаций к ВАКу» http://ria.ru/science/20130527/939642285.html#ixzz2UaLXMBHO и далее, «ответственны должны быть организации. Если они будут отвечать своим брендом, только в этом случае мы можем рассчитывать на изменение ситуации» (из выступления на круглом столе в Аналитическом центре при правительстве РФ). http://ria.ru/science/20130527/939642285.html#ixzz2UaLhzWzo.
28 мая опубликованы результаты проверки Генеральной прокуратурой деятельности ВАК http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20130528124803.shtml – выявлены многочисленные нарушения. Действительно, диссертационные скандалы, инициированные историками, пошли на пользу всему научному сообществу http://izvestia.ru/news/551139
Очевидно, что И. Федюкин, занимавший высокую государственную должность, публично озвучил не просто свое собственное мнение, тем более поддержанное непосредственно министром образование и науки Д.В. Ливановым, суть которого сводится к тому, что государство снимает с себя ответственность за качество подготовки кандидатских и докторских диссертаций, передает ее вузам и научным организациям. Но по логике вещей, оставляет за собой «карающий меч» право закрывать Диссертационные советы, где будут выявлены квалификационные работы не соответствующие требованиям (кого???).
Попробуем разобраться в этой ситуации. Для начала напомним, что такое ВАК? Система государственной аттестации научных и научно-педагогических работников в ученых степенях в Российской Федерации состоит из Высшей аттестационной комиссии и Советов по защите докторских и кандидатских диссертаций (диссертационных советов)
Организационное и техническое обеспечение деятельности Высшей аттестационной комиссии осуществляется Управлением государственной аттестации научных и научно-педагогических работников Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки.
В составе Управления государственной аттестации научных и научно-педагогических работников действуют пять аттестационных отделов (естественных и технических наук; медико-биологических и аграрных наук; гуманитарных и общественных наук;
оборонных проблем науки и техники; отдел ученых званий)
Эти отделы осуществляют организацию и обеспечение экспертизы аттестационных дел и диссертаций, подготовку дел к рассмотрению на заседаниях президиума, членов комиссии и несут ответственность за качество проведения аттестации по соответствующим направлениям науки, техники, образования и культуры.
Главные задачи Высшей аттестационной комиссии: проведение единой государственной политики, осуществление контроля и координации деятельности в области аттестации научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации; формирование научно-технического потенциала страны, с учетом потребности общества и государства, перспектив развития науки, образования, техники и культуры.
Высшая аттестационная комиссия формируется из числа ведущих специалистов в области науки, техники, образования и культуры. Персональный состав Высшей аттестационной комиссии утверждается Правительством Российской Федерации
К компетенции членов Высшей аттестационной комиссии относятся вопросы совершенствования аттестации научных и научно-педагогических работников; организации сети диссертационных советов; рассмотрения апелляций, предложений, заявлений и жалоб, поступающих в Высшую аттестационную комиссию.
В составе Высшей аттестационной комиссии создается президиум из числа ее членов. 
К числу основных вопросов, входящих в компетенцию президиума ВАК относятся:
1. контроль за деятельностью диссертационных советов; 
2. присуждение ученой степени доктора наук; принятие решения о выдаче диплома кандидата наук;
3. присвоение ученого звания профессора по специальности;
4. лишение (восстановление) в соответствии со своей компетенцией в установленном порядке ученых степеней и ученых званий;
5. принятие решений о признании и эквивалентности аттестационных документов, полученных российскими гражданами в других государствах.
Для контроля за научным уровнем диссертаций, их научной и практической ценностью, работой диссертационных советов, единством требований при аттестации, а также для подготовки рекомендаций Высшей аттестационной комиссией президиум Высшей аттестационной комиссии создает экспертные советы из числа ведущих ученых и специалистов в области науки, техники, образования и культуры. 
Диссертационные советы Высшей аттестационной комиссии по защите докторских и кандидатских диссертаций являются основным звеном системы аттестации научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации. (См. комплекс документов http://vak.ed.gov.ru/ru/about/).
ВАК начала свою деятельность в 1934 г. (учреждена в 1932 г.). До этого времени ученые степени присуждались непосредственно в институтах и университетах, создание единого аттестационного органа было вызвано общим дефицитом достаточно квалифицированных и одновременно «идеологически выдержанных» ученых, способных адекватно оценивать диссертационные работы.
В России система государственной аттестации научных кадров на протяжении всего этого времени практически не изменилась, хотя очевидно, изменялись резоны, которые определяли ее существование. Сегодняшняя ситуация, на мой взгляд, характеризуется полным отсутствием понимания перспектив развития в этом направлении.
Вопрос о низком качестве диссертационных работ и их несоответствии требования ВАК был поднят совсем не Министерством образования и науки, а собственно научным сообществом историков http://alliruk.livejournal.com/573804.html#cutid1, которое уже пресытилось количеством вновь испеченных остепененных молодых специалистов-карьеристов, очень быстро занимающих административные должности и начинающих «производить» себе подобных и рвущихся к реформированию десятилетиями складывавшейся системы, масштабы деятельности в рамках которой, по-видимому, их не совсем устраивают.
Наука – это занятие, требующее, не только определенных способностей, но и колоссального времени, практически полной погруженности в исследуемые проблемы. И политика подготовки научных кадров начинается уже в студенческой аудитории. В аспирантуре наши молодые кадры (я говорю о большинстве) вынуждены зарабатывать, потому что на аспирантскую стипендию даже тощую кошку не прокормишь. И в результате мы имеем трагические обсуждения диссертаций, которые не рекомендуются к защитам. Это плохо для всех – для аспиранта, который три года числился в аспирантуре и надеялся после защиты на карьерный рост; для научного руководителя, которому, если он доктор наук, то для получения профессорского звания (статусного самого по себе, да еще и обеспечивающего в вузе прибавку к жалованию) нужно «защитить» от 2 до 6 аспирантов (по Положению о присуждении ученых званий); для вуза, показатели которого по защитам кандидатских, влияют на количество бюджетных мест в аспирантуре и в конце концов для Диссовета, деятельность которого должна носить более менее регулярный характер иначе, зачем он нужен? Получается, что всем нужны защиты… И эта «нужда» определяется системой образования и подготовки научных кадров, критерии эффективности которой совершенно выхолостили содержание работы и свелись к формальностям.
И здесь требования (опять же формального характера), выдвинутые ВАКом к соискателям, например, пресловутые публикации в т.н. «ваковских изданиях» и  постоянное увеличение их числа, не привели к улучшению качества квалификационных работ, а породили новые вопиющие факты коррупции на местах (чаще в завуалированной форме, например, соискателю предлагают оплатить труд местных рецензентов, рекомендующих к печати статью, или оформить годовую подписку на издание, здесь вариантов много – все зависит от фантазии и навыком «держателей» ваковских изданий…). Более того, появился особый род бизнеса, обеспечивающий «ваковские публикации». Просто удивительно, что фигуранты недавнего диссертационного скандала по истории попались на такой «мелочи», которая привела к расследованию и всем известным последствиям, в том числе, и к обвинению в плагиате.
А ведь очевидно, что всякая живая система, а социум – это развивающаяся среда, приспосабливается к изменяющимся условиям. Нужно написать курсовую, диплом – нет проблем, звони – прилегающие к вузам территории буквально заклеены и исписаны объявлениями такого рода, да и в интернете их море. Надо диссертацию – тоже не проблема и таких предложений сотни. И мне не понятно, почему органы государственной власти разрешают (не запрещают ведь!) такую деятельность, однозначно, способствующую развитию болезни «липовых» с меткой «плагиат» квалификационных работ самого разного уровня. Ответом, на эту «болезнь» стало лекарство под названием «Антиплагиат», тоже не бесплатное. В целом, на мой взгляд, все это результаты превращения образования в сферу услуг и коммерциализации научной сферы.
Это результаты, но что делать?
1. ВАК закрывать нельзя. Конечно, в нем следует навести порядок, возможно нужны мероприятия по изменению (упрощению) его структуры, модернизации делопроизводства, оперативности работы и т.д. (это отдельный разговор, к которому общественное и профессиональное сообщество никто не приглашал, хотя Комиссия по реформированию ВАКа некоторое время назад уже создана). ВАК, на мой взгляд, в сложившейся ситуации, единственный сдерживающий механизм, способный хоть как-то влиять на уровень квалификационных работ.  
Присуждение степеней вузами, практика естественная для многих зарубежных стран, потому что там именно вузы являются специализированными центрами развития научных школ и направлений. Это давняя традиция, в XVI веке, например, звание доктора университета Монпелье означало, что Вы имеете дело с хорошим врачом, а доктор Буржа – это высококлассный юрист. У нас ситуация иная, нет в нашей стране такой многовековой традиции специализации вузов, поэтому к нас все сведется к тому, что диссертации, защищенные в провинции будут a priori котироваться ниже, защищенных с СПб или в Москве. Это не исправит, а усугубит ситуацию. Кроме того, еще раз повторю, социум – среда развивающаяся, это гарантирует, что очень быстро возникнут многочисленные (в том числе, и коррупционные) схемы защит «своих людей» и уверяю Вас, что большинство этих диссертаций и защит будут идеальными с формальной точки зрения.
2. Должен быть введен запрет на защиты кандидатских и докторских диссертаций людям, занимающим ответственные государственные должности, с определенного уровня, в органах законодательной или исполнительной власти.
3. Члены Экспертных советов ВАКа не должны быть членами каких-либо диссертационных советов, тем более, возглавлять их.
4. Возможно, кроме института экспертов ВАКа, следует создать неформальный институт и научных оппонентов, т.е. утверждать (назначать?) оппонентов диссертационной работы в Экспертных совета ВАКа, потому что профессиональную экспертизу работы проводят именно научные оппоненты диссертации, которые должны нести персональную ответственность за объективность оценки ее качества.
5. Пересмотреть требования к квалификационным работам (кандидатским и докторским). Отказаться от списка ВАКовских журналов в пользу обязательной публикации монографии в случае защиты докторской диссертации, и нескольких основательных публикаций (не менее 1 а.л.) в научных изданиях в случае кандидатской диссертации.
6. Заблаговременное размещение в интернете полных текстов кандидатских и докторских диссертаций с целью обеспечения широкой профессиональной экспертизы.
7. В Диссертационных советах после защиты диссертации, во избежание субъективности оценок, в отдельном помещении члены Диссовета должны голосовать открыто и аргументировать свой «черный шар» перед коллегами (это позитивный опыт Германии).
8. Обязательная возможность ротации членов Диссоветов не реже чем 1 раз в три года.
9. Пересмотреть требования к присуждению ученых званий доцента и профессора и не связывать их напрямую с количеством защитившихся аспирантов.
10.  На мой взгляд, надо поставить вопрос о том, что такое «эффективность» образования, научной деятельности? В последнее время, создается впечатление какой-то лености мысли, сводящей все к количественным показателям. В конце концов, такая трактовка «эффективности» может привести к тому, что следующий госстандарт для школы будет направлен на борьбу с неграмотностью.
11.  Просто необходимо сократить число Диссертационных советов и закрыть те, которые функционируют только благодаря так называемы «приглашенным членам Совета». Только те вузы могут решать вопрос о присвоении квалификационного статуса, которые сами имеют достаточное количество ученых по заявленной специальности.
12.  Настало время и его нельзя упустить. Настало время обратить внимание и оказать поддержку в развитии новых направлений исторической науки, напрямую связанное с подготовкой высококвалифицированных кадров. Лидерами этих новых направлений, как правило, являются доктора наук в возрастном диапазоне 40-60 лет. Это то самое «среднее поколение» ученых, которому так не повезло в 90-х, которое сейчас составляет основное звено науки, и которое снова осталось вне сферы внимания государственных структур, призванных обеспечивать развитие научных исследований. Важно организовать открытый конкурс с простыми правилами, направленный на поддержку научных школ и направлений именно для этой категории ученых. Иначе, через 10 – максимум 15 лет, нас ждет мощнейший возрастной кризис, грозящий исчезновением научной традиции.
И, наконец, еще один мой аргумент в пользу ВАКа – очень не хочется, чтобы судьбу и будущее современного научного сообщества определяли только чиновники, большинство из которых к науке отношения особенного и не имеют (и это нормально, у них другие функции). Эксперты ВАКа – это ученые, это многие из моих и Ваших коллег, к большинству из которых я лично испытываю профессиональное уважение и не сомневаюсь в их честности и порядочности. Поэтому не реформирование, а позитивное движение к развитию и улучшению системы подготовки научных кадров в стране должно начаться именно с переосмысления деятельности ВАКа и уж никак не с его закрытия.

О.И. Тогоева в гостях у "Школы злословия"

С большим удовольствием посмотрела передачу из цикла "Школа злословия", которая вышла в конце прошлого года. Я видела всего несколько передач этого цикла и, прямо скажу, они не вызывают у меня большого интереса. Но вот встреча с О.И. Тогоевой стала для меня приятным сюрпризом. Я, разумеется, пропустила эфир этой передачи и посмотрела ее только сейчас http://www.youtube.com/watch?v=9CPAeutS3bs. Разговор касался осмысления Средневековья в целом и феномена "охоты на ведьм". Феномена многогранного и очень непростого.
Пользуясь случаем, еще раз поздравляю Ольгу Игоревну с блестящей защитой докторской диссертации!

95 лет со дня рождения Зинаиды Владимировны Удальцовой

Мало кто вспомнил о том, что 5 марта 2013 года исполнилось бы 95 лет известному историку-византинисту, члену-корреспонденту РАН, директору Института всеобщей истории АН СССР (1980-1987 гг.) Зинаиде Владимировне Удальцовой.

Родилась Зинаида Владимировна в 1918 году в Кисловодске в семье Владимира Амвросиевича Мыльцына. В 1940 году окончила исторический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова, в 1945 году - аспирантуру. С 1946 года работала на кафедре истории средних веков МГУ. С 1949 года - научный сотрудник сектора истории Византии Института истории АН СССР. В 1961-1968 годах возглавляла данный сектор. В 1961 г. защитила докторскую диссертацию. В 1968 году была утверждена в звании профессора по специальности «всеобщая история». В 1968-1970 гг. она заведовала сектором истории Византии Института славяноведения и балканистики АН СССР, с 1970 стала заведующей сектором истории Византии Института всеобщей истории АН СССР. Возглавляла также ассоциацию византинистов СССР, а в 1976 году была избрана вице-президентом Международной ассоциации византинистов. Иностранный член Саксонской академии наук в Лейпциге (ГДР, 1982).
Зинаида Владимировна является автором свыше 300 научных трудов, посвящённых разным аспектам истории Византии - экономике, аграрному и городскому строю, социально-политической эволюции этой страны, идейной и культурной жизни. Она была ответственным редактором и автором ряда коллективных трудов по истории Византии (История Византии: В 3 т. М., 1967; Культура Византии. Т.1. М., 1984; Т.2. М., 1989), ответственным редактор широко известного академического издания византинистов - «Византийского временника». Являлась членом редколлегии сборника «Средние века». Как византинист участвовала в качестве одного из авторов в нескольких изданиях учебника по истории средних веков для университетов.


Будучи ученым широкого профиля, Зинаида Владимировна Удальцова внесла большой вклад и в изучение истории средневековой Европы в целом. Ею много сделано для разработки ряда теоретических проблем европейского феодализма, в частности проблемы типологизации и развития феодализма в Европе. Под её руководством в качестве ответственного редактора и при её активном участии был опубликован коллективный труд Института истории АН СССР — трёхтомная «История крестьянства в Европе» (1985-1986). В 1996 году посмертно была удостоена Государственной премии РФ. Трагически погибла в 1987 году в Баку. Похоронена в Москве на Ваганьковском кладбище.

Через пять лет - 100-летний юбилей З.В. Удальцовой. Хочется верить, что он станет настоящим событием и для исторического факультета МГУ и для Института всеобщей истории РАН, для византинистов и для всего профессионапльного сообщества.

IV Международный конгресс Европейской ассоциации по Всемирной и глобальной истории в Париже (11-14 сентября 2014 г.)

Европейская ассоциация по Всемирной и глобальной истории (ENIUGH – European Network on International, Universal and Global History) была образована в 2002 г. на базе междисциплинарного центра им. Карла Лампрехта при Лейпцигском университете.    
Ассоциация (в современном формате «научных сетей», объединяющих не формализованные учреждения, а конкретных коллег-исследователей, работающих над родственными проблемами в разных странах) возникла в ответ на запрос на научную площадку для развития исследований, направленных на преодоление евроцентризма, теологизма и универсализма в изучении истории, с целью в хорошем смысле этого слова «провинциализировать» прошлое континента, введя в исследовательское поле темы и регионы, которые раньше выпадали из орбиты классической «всемирной истории», что отвечает тенденции к изучению взаимовлияний и связей, межкультурных коммуникаций, существовавших как внутри Европы, так и между Европой и неевропейскими регионами с Древнейших времен до наших дней. 
Издательским органом является журнал COMPARATIV – A Journal of Global History and Comparative Studies (выходит 6 раз в год) и обеспечивает работу портала history . transnational . 

В 2012 г. Ассоциация насчитывала 330 членов из 29 стран. Ассоциация организует раз в три года международные конгрессы, а также поддерживает заявки и организует самостоятельно тематические сессии на иных крупных международных исторических конгрессах.

На конгрессе 2011 г. в Лондоне в работе различных секций приняли участие около 10 историков из России.

В 2014 году Ассоциация организует очередной конгресс по международной, глобальной и всемирной истории пройдет в Париже 11-14 сентября на тему «Контакты, обмены и конфликты» (“Encounters, Circulations and Conflicts”), рабочие языки – английский, немецкий, французский). Для участия не обязательно быть членом ассоциации! Заявки на организацию секций принимаются до 30 апреля 2013 г.  Впоследствии стать участником можно будет только получив одобрение на свой доклад от организатора той или иной секции, список которых будет утвержден оргкомитетом. В случае активного участия представительной российской делегации на этом конгрессе и следующем – в 2017 г.в Будапеште - не исключена подача заявки на проведение этого мероприятия в Москве в 2020 г.    

Информация о конгрессе и регистрация доступны здесь: https://www.soscisurvey.de/eniughcongress/

Вопросы по подаче заявок можно направлять на адрес: eniugh-congress@uni-leipzig.de 

Общая информация об ассоциации - http://www.eniugh.org/

О едином учебнике и не только

Недавно высказанная на заседании Совета по делам национальностей - как бы между прочим - фраза о необходимости унификации учебников по истории, всколыхнула научное сообщество. Наше сообщество, только что пережившее «дело о диссертациях по истории», которое в некоторой степени  дискредитировало профессиональную историческую среду…
Идея единого учебника истории взволновала не только историков. СМИ, министерские чиновники, ученые, учителя, родители – все услышали эту важную «между прочим сказанную фразу». И вот уже  ведутся жаркие дискуссии сторонников и противников единого учебника по истории, организуются академические Круглые столы, телевизионные ток-шоу, опросы общественного мнения. Будет очень обидно, если вся эта социальная активность завершиться также как и «диссертационное дело» - чем-то подобным Приказам министра образования и науки от 18 февраля 2013 г. Хотя очевидно, что вскрывшиеся факты, их общественный резонанс поставили под вопрос всю СИСТЕМУ подготовки научных кадров в стране. Адекватного ответа на социальный вызов в этой ситуации, на мой взгляд, власть  не сформулировала. Но, это отдельная большая тема. Сейчас все-таки вернемся к разговору о школьном учебнике по истории (одном учебнике, едином учебнике, государственном учебнике).

Аргументы Pro
Очевидно, что нынешняя ситуация, в которой книжный рынок предлагает несколько десятков учебников только по истории России, прошедших различные уровни экспертиз, имеющих гриф, внесенных в Федеральный список Министерства образования и науки РФ, не устраивает современное общество.  Хотя, среди этих нескольких десятков, немало и хороших – написанных высокопрофессиональными учеными, опытными педагогами в союзе с грамотными методистами. И уж точно все они содержат систематическое изложение знаний о прошлом. 
Конечно, каждая «линейка» учебников имеет свои особенности, на мой взгляд заключающиеся, в степени субъективизации и политизации исторического знания. Идеально, чтобы учебник был свободен от оценочных характеристик. Но ведь на протяжении столетий история воспринималась как «учительница жизни», выполнявшая свои дидактические функции и воспитывавшая на примерах добра и зла. История субъективна по своей природе, ибо носителем знаний о прошлом является человек. Именно это определяет сложность исторических исследований, в которых для выявления верифицированной информации, комплексно используются многочисленные методологические приемы, начиная с компаративного изучения исторических источников. Большинство современных учебников основываются на уже устоявшихся, общепринятых в ученом сообществе научных концепциях.  
В последнее десятилетие в России за основу гражданской консолидации пытались принять концепт памяти. В научных исследования эта тема сразу приобрела ангажированность и поддерживалась на различных уровнях финансирования. Это отразилось и на содержании учебников. Сегодня очевидно, что этот подход не сработал и не мог сработать, в силу его особенностей, основанных на личностных воспоминаниях, которые наполнены и болью, и гордостью, и носят  ярко выраженный эмоциональный характер.
Многие наши соотечественники совершенно искренне полагают, что обилие учебников по истории - это завоевание демократии, гарантирующее учителю свободу выбора способа обучения истории. Но это иллюзия, потому что издание учебников в нашей стране в высшей степени действительно «коммерциализированная и плохо регулируемая сфера деятельности». Многотысячную тиражность, обеспечивающую спрос, могут осилить только крупные издательства, которые так и хочется назвать монополистами. Но это будет некорректно. Издательства, не специализирующиеся исключительно на выпуске учебной литературы, прекрасно понимают, что производство учебников - беспроигрышный коммерческий вариант, разумеется, при ряде условий, которые задаются правилами игры функционирующей системы.  
Для коммерческого успеха, прежде всего, надо, чтобы твое издание было включено в Федеральный список учебников Министерства образования и науки. Я не знаю этой процедуры, но могу предположить, что здесь свои правила и приемы, на обсуждение которых сейчас не хочу тратить время. Это одна из первых гарантий, что учебник будет закупаться школами, которые могут тратить государственные деньги на государством же одобренные учебники. Что вполне логично. Далее, следуют списки учебников, рекомендованные образовательными структурами регионального уровня, основанные, разумеется, на Федеральном списке. Выбор учителя, как можно догадаться, значительно сужается. Есть еще одно условие, ограничивающее выбор учителя – обучать истории на учебниках только одной «линейки» (так называются серии учебников одного автора или одного коллектива авторов, написанные для всех параллелей – от 6 до 11 классов). Но, если для 6 класса учитель хочет использовать учебник, условно говоря автора «А», для 7 – автора «Б», а для 10 – лучшим считает учебник автора «В». То он может иметь свое мнение и это даже хорошо... Но по правилам, закупят только одну «линейку», например, автора «Б». В итоге, выбор-то остается не богатый и совсем не из нескольких десятков учебников. Так что, если у нас для 6 класса будет принят, лучший по мнению учителей и ученых, учебник автора «А», его же для 7, а для 8, например, автора «Б» и т.д., то мы имеем реальный шанс выстроить одну, качественную, «линейку» учебников по истории для школы.
В сегодняшней же ситуации обманчивого разнообразия учебников, с учетом очень разного профессионального уровня учителей, да еще и с учетом итоговой аттестации в виде ЕГЭ, мы имеем, то что имеем. Наших юных сограждан, значительная часть из которых (это те, которых «научили» мыслить), пройдя все уровни концентрической системы изучения истории в школе, выходят в жизнь убежденными нигилистами, оценивающих прошлое с позиций политической мифологизации. А другая часть, просто «прошедшая» историю,  - это те самые, которые и про Великую Отечественную ничего не знают и удивляются, почему же Сусанин не использовал мобильную навигацию.

Аргументы Contra
Многих настораживает и тревожит то, что государственная воля, проявленная сейчас, может вылиться в диктат и насаждение одного-единственно «правильного» толкования истории. Уже говорят о том, что один единственный учебник по истории существовал только в фашистской Германии и в СССР. Уже припоминают, формально схожую с сегодняшней, ситуацию 1934-1936 гг., которая, если коротко, сводилась к следующему. С 1917 по 1933 гг. в нашей  стране проходили разнообразные педагогические эксперименты, результатами которых стали многочисленные учебники по истории, основанные на различных методиках и «политических уклонах». В 1934 г. было принято решение унифицировать учебники по истории. 3 марта 1936 г. выходит Постановление ЦК и СНК «Об организации конкурса на лучший учебник для начальной школы по элементарному курсу истории Союза ССР».
Основные его пункты:
«2. Для премирования лучших учебников, представленных на конкурс, установить 4 премии: первая премия 100 000 рублей; вторая-75 000; третья-50 000; четвертая-25 000.
3. В конкурсе могут принимать участие все желающие, без всяких ограничений, как отдельные лица, так и коллективы (группы авторов, институты и т.д.).
4. Срок представления учебников на конкурс-1 июля 1936 года».
В результате  «Краткий курс истории СССР» под редакцией профессора А.В. Шестакова был одобрен Правительственной комиссией и рекомендован в качестве учебника для третьего и четвертого классов.
Да, такая ситуация уже была…Ситуация была, но, совершенно очевидно, что эпоха, время теперь другое. И для нашего времени нормально, что государство берет на себя ответственность за содержание образования, которое является важнейшей сферой государственной деятельности. И это нормально, что от метаний между «Комиссией по противодействию фальсификации истории…» и возрождением Императорского Русского исторического общества, государство переходит к использованию реальных, уже имеющихся в обществе, традиционных инструментов формирования исторической политики.
Под термином «историческая политика» мы подразумеваем  те инструменты, с помощью которых государство осуществляет внедрение в массовое сознание необходимых ему концепций и стереотипов исторического сознания. А школьный учебник истории - это основа формирования массового исторического сознания общества.  Разработка стандартов образования, примерных программ по истории, подготовка учебников истории - безусловная функция государства, если речь идет о государственной образовательной системе и едином образовательном национальном пространстве. И эту функцию никто не отрицает и не слагает с себя в ведущих странах мира. Через учебники истории государство осуществляет формирование исторического сознания молодых граждан в соответствии с принципами, заложенными в конституции государства.  И хочется верить, что история с учебником истории это начало реализации осмысленной исторической политики нашего государства.
Я напомню, что первым, кто  применил и начал реализацию этого курса еще в 80-е годы XX века, был федеральный канцлер ФРГ, доктор исторических наук Гельмут Коль, который предложил посредством государственного воздействия добиться морально-политического поворота и более позитивного характера немецкого патриотизма. И эта была задача национальная, государственная, которую решать предлагал канцлер государственной политикой в этой области. Речь, по существу, шла о новом прочтении причин возникновения нацизма и Второй мировой войны. При этом внесенный в общественную практику термин «историческая политика» (
Geschichtspolitik) приобретал негативный оттенок, который сегодня используется в нашей стране, когда речь идет об исторической политике применительно к Российской Федерации.
Из людей знающих сегодня никто не сомневается - ни в нашей стране, ни в других странах - что формирование исторической политики характерно именно для современных плюралистических обществ, в которых невозможна прямая идеологическая монополия, реализуемая средствами цензуры и административного контроля над профессиональной историографией. Проблема продуманного использования инструментов исторической политики в нашем обществе, на мой взгляд, архиактуальна заслуживает самого пристального внимания. И это тема отдельного разговора. 

Заканчивая же свои скромные заметки об учебнике истории, посмею выразить надежды с ним связанные. Я очень надеюсь, что история России будет представлена в новом учебнике как важнейший сегмент мирового исторического пространства. Именно так формируется чувство патриотизма. Я очень надеюсь, что учебник истории будет написан из нашего будущего, что отношение к истории будет нас объединять и что учебник истории предоставит нам возможность понять, какое будущее уготовано нашим детям.

Публикация источников

Уважаемые коллеги!
Вышло в свет второе (исправленное и дополненное) издание практикума-хрестоматии в 3-х томах "Историописание и историческая культура западноевропейского Средневековья" (Авторы-составители: М.С. Бобкова, С.Г. Мереминский, А.И. Сидоров. СПб.: Нестор-История, 2011). 
Настоящее учебное пособие представляет собой сборник фрагментов источников по истории исторической мысли и исторического знания западноевропейского Средневековья (от IV до XVII вв.). Оно делится на три основные части, каждая из которых посвящена определенным хронологическим периодам в истории развития историописания:  раннее Средневековье (IV – IX вв.), классическое Средневековье (X – XIV вв.) и позднее Средневековье – раннее Новое время (XV – XVII вв.). Авторы-составители включили в содержание как уже опубликованные, так и не издававшиеся ранее источники, переводы которых были специально подготовлены для этого издания.
Учебное пособие «Историописание и историческая мысль западноевропейского Средневековья» адресовано студентам, аспирантам, преподавателям исторических факультетов высших учебных заведений, а также всем читателям, интересующимся историей Средних веков и историей исторического знания.
Трехтомник можно купить и для себя, и заказать для Ваших библиотек. Стоимость - около 1500 руб. всех трех книг. По вопросам приобретения практикума лучше связаться с издательством (ehrlich@mail.ru).

РИЖАР

Началось пополнение Российского журнала аннотаций и рецензий материалами от самих пользователей.
Благодарим Илью Дементьева из Калининграда и Александра Фокина из Челябинска! Наши коллеги одними из первых опубликовались в РИЖАРЕ и сейчас имеют самый высокий рейтинг по публикациям.Спасибо Вам, друзья!
В дальнейшем этот рейтинг будет отражаться в журнале. Подумываем о системе поощрений наиболее активных наших пользователей-авторов материалов в РИЖАРЕ.
А Воронежский ГУ так хотел иметь такой журнал (см. форум). Мы есть, а материалов из Воронежа - нет!

Правила жизни в профессиональной сети

Уважаемые коллеги!

Напоминаем, что данный сайт является научно-образовательным порталом и социальной сетью историков. Поэтому все политизированные и вообще не относящиеся к тематике проекта сообщения и материалы будут безжалостно удалятся.
Не хотелось бы, чтобы наш сайт превратился в очередную из многочисленных в сети площадок для бесконечного околополитического и общегуманитарного флуда и пропаганды.
Разъяренная шеф-редактор
Рекламные статьи