Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Подписка на рассылку

Сетевое партнерство
РИЖАР: журнал рецензий
Помпоний Мела. Хорография / Под общей редакцией А. В. Подосинова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2017. – 512 c.

Марей А.В. Авторитет, или Подчинение без насилия. - СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2017. — 148 с.

Мироненко С.В. Александр I и декабристы: Россия в первой половине XIX века. Выбор пути. - М.: Кучково поле, 2016. - 400 с.


Проект по составлению энциклопедического словаря «Оппозиция и сопротивление российских социалистов и анархистов большевистскому режиму (октябрь 1917 – середина XX в.)

Морозов Константин

Имя: Константин
Отчество: Николаевич
Место основной работы (Организация/ВУЗ): Российская академия народного хозяйства и гос. службы при Президенте РФ
Подразделение (факультет): Факультет гос. управления
Ученая степень: доктор исторических наук
Научные интересы : Политическая история России первой четверти ХХ в.Эсеровский терроризмИстория ПСРМир и субкультура российского революционера
Список научных трудов (до 1 Мб): [ Скачать ]

Проект по составлению энциклопедического словаря «Оппозиция и сопротивление российских социалистов и анархистов большевистскому режиму (октябрь 1917 – середина XX в.)

Продолжается проект по составлению энциклопедического словаря «Оппозиция и сопротивление российских социалистов и анархистов большевистскому режиму (октябрь 1917 – середина XX в.)» (руководитель К.Н.Морозов, д.и.н.), получивший поддержку Российского гуманитарного научного фонда (проект РГНФ 08-01-00257а ; http://www.rfh.ru/p3-20-03-2008.html ) и рассчитанный в рамках гранта РГНФ на три года.
Проект нацелен на систематизацию знаний и обобщение результатов исследований последних десятилетий по истории оппозиции и сопротивления российских социалистов и анархистов большевистскому режиму внутри Советской России и в эмиграции, а также на освещение истории внутрипартийной оппозиции внутри РКП(б)-ВКП(б).
Одна из задач проекта, помимо его научной и просветительской функции, видится в том, чтобы дать новый импульс исследованиям истории сопротивления социалистов и анархистов большевистскому режиму и судеб его участников (теме, практически закрытой для исследователей многие десятилетия).
Помимо статей о важнейших вехах противостояния социалистов и анархистов большевикам во время гражданской войны и после нее планируется исследование и освещение:
организационных структур социалистических партий и анархических организаций,
партийных съездов,
Советов партии,
конференций и совещаний, а также внутрипартийных группировок, литературных партийных групп,
идейных поисков и общественно-политической партийной мысли,
периодической печати, издававшейся в России (1917-кон.20-х) и в эмиграции (1918 - нач. 60-х).
Также планируется и разработка таких малоизвестных сюжетов, как тюремное противостояние социалистов с властью, борьба за политрежим и крупнейшие голодовки политзаключенных, важнейшие судебные процессы, места заключения и ссылок.
Однако центральное место в предполагаемом энциклопедическом словаре займут биографические статьи о социалистах и анархистах, активно боровшихся с большевистским режимом и уничтоженных им. Помимо имен нескольких десятков видных деятелей, чьи имена хорошо известны историкам и общественности, подавляющее большинство будут либо малоизвестны, либо неизвестны совсем. Основное внимание в биографических статьях должно быть уделено жизни и деятельности в послеоктябрьский период; участие в революционном движении и эволюция мировоззрения в дооктябрьский период будут рассматриваться преимущественно с точки зрения последующего периода.
Мы вынуждены ограничивать рассмотрение социалистического сопротивления в Советской России и СССР только общероссийскими социалистическими партиями и организациями, отказавшись из-за ограниченности сил от исследования региональных (национальных) социалистических партий, таких, как грузинские меньшевики или армянские дашнаки. Предметом нашего рассмотрения являются члены и деятельность (как в России, так и в эмиграции) партии социалистов-революционеров (ПСР), меньшинства партии социалистов-революционеров (МПСР), партии левых социалистов-революционеров (ПЛСР), Союза социалистов-революционеров максималистов (ССРМ), Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП), Трудовой народно-социалистической партии (ТНСП) и анархических организаций, а также внутрипартийная оппозция в РКП(б)-ВКП(б)
Для максимального вовлечения в научный оборот самых последних исследований и разработок по проблеме нами предполагается широкое привлечение к работе не только московских и петербургских, но и возможно большего количества региональных исследователей, в том числе и молодых (включая аспирантов).
Мы приглашаем к сотрудничеству исследователей, занимающихся теми проблемами и сюжетами, которые затронуты в нашем проекте. Ждем обращений желающих принять участие в проекте.

В прилагаемой ниже статьи более развернуто затрагиваются цели, задачи и особенности данного энциклопедического словаря:

К.Н.Морозов. Энциклопедический словарь «Оппозиция и сопротивление российских социалистов и анархистов большевистскому режиму (октябрь 1917 – сер. ХХ в.)»: цели, задачи и проблематика // Запад - Россия - Восток в исторической науке ХХI века: научные парадигмы и исследовательские новации. Матер. междунар. конф. (Саратов, 14-16 мая 2009 г.): В 2 ч. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2009 (в печати) – на рус. яз.

Попытка создания энциклопедического словаря, посвященного судьбам и истории противостояния большевистскому режиму российских социалистов и анархистов, как внутри Советской России, так и в эмиграции, предпринимается впервые в отечественной и мировой историографии. Впрочем, нет не только обобщающего словаря по вышеназванным партиям и анархическим организациям, но и энциклопедических словарей, посвященных меньшевикам, эсерам, левым эсерам, энесам и анархистам по отдельности как партиям.
Активные исследования истории политических партий России (в том числе и социалистических партий и анархических организаций) в 80-е годы позволили с начала 90-х годов, когда отпали внешние запреты на целый ряд тем и имен, ранее находившихся под строгим запретом, приступить к созданию новых энциклопедий и биографических словарей. Первой ласточкой стал биографический словарь под ред. П.В.Волобуева «Политические деятели России 1917», изданный в 1993 г. Многие имена впервые появились именно в этой энциклопедии, хотя многие статьи страдали невольной лапидарностью, связанной с малым знанием и весьма слабым использованием материалов архивных фондов, только недавно ставших доступными исследователям. Более того, предметом внимания стали хорошо известные партийные деятели, прежде всего дореволюционного периода. Имена же многих социалистов, вошедших в ЦК своих партий только в 1917 г., остались за пределами данного словаря, так как были малоизвестны даже исследователям.
Через три года появилась энциклопедия «Политические партии России. Конец ХIХ – первая треть ХХ века» (М.: РОССПЭН, 1996), руководителем проекта которой был В.В.Шелохаев . Эта энциклопедия не только обобщила то, что было накоплено в советское время, но и в целом ряде статей впервые в научный оборот было введено новое научное знание, почерпнутое из архивов. Научное значение данной энциклопедии крайне велико.
Однако в биографическом словаре «Политические деятели России 1917» в строгом соответствии с поставленной составителями словаря целью основное внимание уделялось месту данного конкретного персонажа в событиях 1917 г., а дальнейшей его жизни посвящался один (иногда - два) абзаца, а энциклопедия «Политические партии России. Конец ХIХ – первая треть ХХ века» хотя и определяла свои хронологические рамки до первой трети ХХ века, но слабая изученность (а порой и просто полное отсутствие знаний) истории оппозиционных партий в 20-е годы, а также судеб даже видных деятелей социалистических партий в 20-е- 30-е годы, привела к тому, что даже не на всех членов ЦК ПСР (особенно тех, кто был мало известен до революции, а расцвет политической карьеры которых пришелся на 1917 г. и годы гражданской войны) были написаны статьи. И в этом нельзя винить руководителей проекта, т.к. в это время и не было еще исследователей, готовых взяться за написание подобных статей, а многие страницы из истории социалистических партий и анархических организаций были исследованы позже. Кроме того, эта энциклопедия была посвящена всем политическим партиям России, что объективно вело к сокращению количества статей, посвященных леворадикальным партиям и их деятелям.
Примерно то же самое можно сказать и о последовавшем за ней биографическом словаре «Русское Зарубежье. Золотая книга эмиграции» (Энциклопедический биографический словарь. М., 1997) под общей редакцией В.В.Шелохаева . Социалистическая и анархическая эмиграция в общем «Русском Зарубежье» была представлена лишь немногими наиболее известными именами. Достаточно указать, что из социалистов-революционеров имеются статьи лишь на пять человек: М.В.Вишняк, С.П.Постников, М.Л.Слоним, И.И.Фондаминский, В.М.Чернов, и в то же время за пределами словаря оказались такие виднейшие фигуры не только эсеровской эмиграции, но и всего «Русского Зарубежья», как «бабушка русской революции» Е.К.Брешко-Брешковская, А.Ф.Керенский, Н.Д.Авксентьев, А.А.Аргунов, В.В.Руднев и другие.
Общественно-политическая мысль Русского Зарубежья в 20-50-е годы ХХ в. отличалась огромным разнообразием, интенсивностью, и ее изучение является весьма актуальным и сегодня. В полной мере это относится к левой, социалистической части Русского Зарубежья, игравшей в его интеллектуально-духовной жизни важную роль. Для иллюстрации этого достаточно указать на главный общественно-политический и литературный «толстый» журнал Русского Зарубежья - «Современные Записки», созданный видными «парижскими» эсерами Н.Д.Авксентьевым, М.В.Вишняком, И.И.Фондаминским, А.И.Гуковским, В.В.Рудневым. Уместно указать, что ряд русских социалистов сыграл большую роль и при становлении другого главного литературного и общественно-политического журнала Русского Зарубежья уже послевоенной эпохи – «Нового журнала».
Казалось бы, проблематика сопротивления социалистов и анархистов большевистскому режиму должна была получить, если и не исчерпывающее, то хотя бы весьма полное отражение (в заявленных хронологических рамках) в недавно увидевшей свет четырехтомной тематической энциклопедии «Революция и Гражданская война в России: 1917-1923 гг.», выпущенной издательством «Терра» . Но качество статей весьма невысоко, что и неудивительно, так как статьи анонимные и, насколько можно понять, составлены энциклопедическими редакторами. Вряд ли отказ от привлечения историков-специалистов и замену их энциклопедическими редакторами можно считать плодотворным решением проблемы приращения нового научного знания. Тем более в такой теме, как «Революция и Гражданская война в России», которая явно требует как новых знаний, так и новых подходов и оценок.
Наш проект актуален и по другим причинам. Cоциалисты и анархисты являлись леворадикальной частью политической элиты страны – элиты, почти поголовно уничтоженной большевистским режимом, элиты, отсутствие которой мы сегодня так остро ощущаем. Отсутствие сегодня в нашей стране социалистических и социал-демократических партий, являющихся на Западе мощнейшей силой, много сделавших для развития демократии и защиты прав человека, - это одно из прямых следствий поголовного уничтожения российских левых, приверженцев идей и практики демократического социализма.
Другим следствием уничтожения “антитоталитарных” левых стало то, что были прерваны традиции, доминировавшие в этой своеобразной “революционно-интеллигентской политической контркультуре”. Необходимо подчеркнуть, что, даже уничтожив последних эсеров, меньшевиков и анархистов (уцелели буквально считанные единицы), власть еще многие годы “разоблачала” их идеи, “предательскую” сущность и т.п., создавая живущие по собственным законам исторические мифы. Замена этих мифов точным и объективным научным знанием и есть одна из задач предлагаемого словаря.
Представляется, что социалистов - и как создателей партий (по сути дела бывших элементом гражданского общества, которое, несомненно, формировалось в России с конца ХIХ в., хотя и медленно и очень парадоксально), и как личностей, создавших свою субкультуру, - необходимо вернуть в историю общественно-политической жизни дореволюционной и советской России, а также Русского Зарубежья. Борьбу социалистических партий против большевиков после Октября 1917 г. следует рассматривать, в том числе, и как борьбу гражданского общества с людьми, на деле отрицающими его принципы и нормы. Это еще одна причина, почему нельзя игнорировать борьбу нескольких тысяч социалистов и анархистов, продолживших драться “не за страх, а за совесть” с новым врагом – диктатурой коммунистов. Так же, как боролись они и с царизмом, бороться за свои прежние идеи и ценности – политические свободы и право народу самому определять свою судьбу без помощи казацких нагаек или чекистских наганов.
Для многих из тех, кто стал бороться с коммунистическим режимом, именно это оказалось главным в идеологии их партий. При определении места социалистов и анархистов в истории России ХХ века нельзя игнорировать тот факт, что гражданская война – это не только борьба красных и белых, но и борьба социалистов и с теми, и с другими. По меткому выражению видного эсера А.А.Аргунова, это была борьба против “двух большевизмов”, “большевизма слева” – коммунистов, и “большевизма справа” – белогвардейцев, чей антидемократизм и авторитарность роднили их с их заклятыми врагами: «Возрождение России может пойти и пойдет только одним путем: через демократию, между двумя большевизмами. Борясь с ними, как с враждебными, реакционными силами, демократия, и только она, сумеет вызвать к жизни и организовать силы страны и повести к победе над большевизмом» . Игнорировать этот факт - значит не заметить один из первых и весьма значительный этап гражданской войны, который сами большевики называли “демократической контрреволюцией”. Но, к сожалению именно это игнорирование зачастую и случается на практике.
Представляется, что безнравственно игнорировать человеческий подвиг людей, противостоявших большевикам до конца и дошедших до самого конца, в самом прямом смысле этого слова – до гибели в ссылках, тюрьмах, лагерях и под пулями расстрельных команд. В отличие от сотен тысяч советско-партийных работников и миллионов беспартийных, попавших под удар репрессий в 30-40-е годы “безвинно”, эти несколько тысяч социалистов не просто жертвы властей, они их сознательные и последовательные враги. Они были теми немногими, кто погиб “за дело” – за дело, которому служили и за которое отдали жизнь - в отличие от миллионов умерщвленных волею властей “за просто так” во имя своих целей и интересов.
Это тем более актуально, что сегодня, когда в нашем обществе становится все больше защитников тоталитарного режима (идентифицирующегося в нашей стране с именем и образом Сталина), даже те, кто выступает против реабилитации сталинизма, ведут речь преимущественно о палачах и жертвах, но не о тех, кто словом и делом сопротивлялся этому режиму. Примером тому может служить прошедшая 5-7 декабря 2008 г. в Москве большая конференция «История сталинизма: Итоги и проблемы изучения», на которой не нашлось места теме сопротивления сталинизму. Не отрицая важности проблематики каждой из шести секций этой конференции («Политика. Институты и методы сталинской диктатуры»; «Международная политика Сталина»; «Человек в системе диктатуры: социокультурные аспекты»; «Политическая экономия Сталинизма»; «Сталинизм и национальный вопрос»; «Память о сталинизме») трудно оправдать отсутствие секции, посвященной исследованию такой огромной и крайне важной темы, как разные виды и типы оппозиции и сопротивления сталинизму. Впрочем, есть надежда, что эту ситуацию удастся изменить в самое ближайшее время.
Следуя уже сложившейся традиции создания энциклопедических справочников, посвященных тем или иным аспектам или периодам истории политических партий в России, работа над проектом ведется по партийным направлениям, у каждого из которых свой куратор. Куратор меньшевистского направления - А.П.Ненароков, эсеровского и энесовского – К.Н.Морозов (он же руководитель проекта в целом), анархического направления - украинский исследователь А.В.Дубовик (куратор анархического направления программы НИПЦ «Мемориал» и сайта, посвященных социалистам и анархистам), левоэсеровского и максималистского направления – немецкий историк Lutz Hafner, доктор (ФРГ) (автор монографии: Die Partei der linken Sozial-Revolutionare in der russische Revolution 1917/1918. – Koln-Weimar-Wien: Bohlau Verlag, 1994. – 816s.). Ответственный секретарь энциклопедического словаря - А.Ю.Морозова, к.и.н. (являлась ответ. секретарем энциклопедии «Политические партии России. Конец ХIХ – первая треть ХХ века» (М.: РОССПЭН, 1996)).
Помимо статей о важнейших вехах противостояния социалистов и анархистов во время гражданской войны и после нее, в издание будут включены статьи об организационных структурах социалистических партий и анархических организаций, партийных съездах, Советах партии, конференциях и совещаниях, а также внутрипартийных группировках, литературных партийных группах, идейных поисках и общественно-политической партийной мысли в 1917- 20-х годах (как в России, так и в эмиграции), периодической печати, издававшейся в России (1917-кон.20-х) и в эмиграции (1918 - нач. 60-х), о такой малоизвестной странице, как тюремное противостояние социалистов, борьба за политрежим и крупнейшие голодовки политзаключенных, важнейшие судебные процессы, места заключения и ссылок.
Важное место в проекте отводится исследованию и освещению социалистической и анархической эмиграций, которые после окончания гражданской войны стали настоящей лабораторией творческой мысли и хранителями тех идей и традиций своих партий, которые были достаточно быстро уничтожены в Советской России, и члены которых, пройдя череду политизоляторов, концлагерей и ссылок, были физически истреблены к концу 30-х годов. Для понимания их роли в общественно-культурной жизни русской эмиграции достаточно указать на упоминавшийся выше общественно-политический журнал «Современные записки», а также на такие имена, как И.И.Фондаминский, М.В.Вишняк, Е.К.Брешко-Брешковская («бабушка русской революции»), А.Ф.Керенский, В.М.Чернов, Н.Д.Авксентьев, В.М.Зензинов, Ю.О.Мартов, М.С.Мельгунов, В.А.Мякотин, М.А.Алданов, П.Б.Аксельрод, Ф.И.Дан, В.С.Войтинский, С.О.Португейс, Б.И.Николаевский и многие другие.
Центральное место в словаре будет отведено статьям о нескольких сотнях социалистов и анархистов, активно боровшихся с большевистским режимом и уничтоженных им. Помимо нескольких десятков видных деятелей, чьи имена хорошо известны историкам и общественности, подавляющее большинство имен будет либо малоизвестно, либо совершенно неизвестно. Поскольку наше издание не универсальное, а тематическое, основное внимание в статьях о людях должно быть уделено их деятельности в послеоктябрьский период, деятельность же и эволюция мировоззрения в дооктябрьский период рассматриваются преимущественно с точки зрения последующего периода. В статьях по мере возможности будет отражено отношение героя статьи к событиям октября 1917 г., к революции как таковой, к деятельности большевиков как правящей партии и к большевистскому режиму, формы сопротивления большевистскому режиму, эволюцию идейных взглядов и мотивацию согласия на сотрудничество с большевиками (при наличии такового).
Поскольку словарь посвящен истории противостояния большевистскому режиму российских социалистов и анархистов, основным принципом включения того или иного персонажа в словник является совокупность четырех критериев: во-первых, его “позиционирование себя социалистом или анархистом”, а во-вторых, его противостояние режиму в достаточно явной и зримой форме после 25 октября 1917 г., как в России, так и в эмиграции. Третьим критерием является важность роли данного человека либо в партийной иерархии, либо в истории социалистического сопротивления. Четвертым, своего рода дополнительным критерием мы считаем факт “позиционирования его как оппозиционного социалиста самой властью”, в том числе и факт применения к нему репрессий (наряду с постановкой на оперативный учет), ибо репрессия есть наиболее зримое “позиционирование” (“маркирование”) властью данного индивидуума как оппозиционного ей и опасного для нее человека.
Совокупность этих критериев необходима в силу того, что поодиночке они не охватывают всей парадоксальности жизненных ситуаций и коллизий, которыми насыщена наша трагическая история. Следование этому главному принципу включения персонажа в Словник привело к тому, что далеко не все лица, входившие в руководство партий к 1917 г., оказались в числе наших «героев». Так, например, один из лидеров партии левых эсеров М.А.Натансон (как и многие другие видные руководители этой партии) не войдет в наш словарь, так как после 6-го июля 1918 г. остался с большевиками.
Или другой пример. Факт выбора того или иного эсера, энеса и меньшевика по партийным спискам в депутаты Учредительного Собрания в конце 1917 г. хотя и является показателем его довольно высокого места (при всех оговорках) в партийной иерархии, но основанием для включения в Словник становится только при наличии факта реальной борьбы (пусть и кратковременной) с большевиками в последующее время.
И, напротив, ряд вошедших в Словник фамилий практически не известен неспециалистам. Этим людям решено посвятить отдельные статьи именно в силу ярко проявленной ими оппозиционности, значимости сыгранной ими роли в истории социалистического и анархического сопротивления большевистскому режиму. Так, например, с.-р. С.А.Студенецкий, который мало известен историкам, хотя и являлся в 1917 г. заместителем главы Московской городской Думы, но в истории сопротивления большевистскому режиму сыграл весьма видную роль и получил большую известность в товарищеской среде политзаключенных как политстароста в ряде политизоляторов и ссылок.
Это утверждение, вероятно, покажется странным историкам, но только для них несоразмерна статусность члена ЦК одной из этих партий и статусность политстаросты партийной фракции Тобольского политизолятора. Парадокс заключался в том, что далеко не из всех членов ЦК и видных руководителей партии получались хорошие политстаросты, которые обладали бы талантом сохранить тюремный коллектив в условиях «завинчивания» режима и не погубить его в бесплодных голодовках за политрежим. Отсюда и еще один парадокс - политстаросты среди политзаключенных и ссыльных пользовались огромным уважением и непререкаемым авторитетом, порой большим, чем члены ЦК.
Аналогичная ситуация возникла и при определении категориальности статей. Эта специфическая процедура, необходимая при составлении любого энциклопедического справочника, имеет двойную цель. Отнесение каждой конкретной статьи к той или иной категории – первой, второй или третьей – не просто фиксирует ее место в данном издании, но и определяет ее объем, устанавливает ее соотношение с другими статьями. Следуя главному принципу отбора, составители словаря относили к меньшей категории статью о весьма известном партийном деятеле, внесшем меньший вклад в сопротивление большевистском режиму, чем менее известный.
Распределение статей по категориям важно и для соблюдения баланса между партийными направлениями, а также между статьями различных типов (о людях, организациях, органах печати, судебных процессах и т.п.). В ходе работы над Словником было решено выделить несколько «внекатегориальных» статей, т.е. больших по объему, чем статьи первой категории. Они будут посвящены ПСР, РСДРП, ТНСП, анархистах, Самарскому Комучу, антоновскому восстанию и т.п.
Нами решено ограничивать рассмотрение социалистического сопротивления в СССР только общероссийскими социалистическими партиями и организациями, отказавшись из-за ограниченности сил от исследования региональных (национальных) социалистических партий, таких, как грузинские меньшевики или армянские дашнаки. Предметом нашего рассмотрения стали члены и деятельность (как в России, так и в эмиграции) партии социалистов-революционеров (ПСР), меньшинства партии социалистов-революционеров (МПСР), партии левых социалистов-революционеров (ПЛСР), Союза социалистов-революционеров максималистов (ССРМ), Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП), Трудовой народно-социалистической партии (ТНСП) и анархических организаций.
Одна из задач данного проекта помимо его научной и просветительской функции видится нам в том, чтобы постараться дать новый импульс исследованиям истории и судеб участников сопротивления социалистов и анархистов большевистскому режиму (теме, практически закрытой для исследователей многие десятилетия). Впрочем, ситуация с доступом к архивам складывается в последнее время таким образом, что можно ставить вопрос уже не о том, чтобы «дать импульс», а о том, чтобы успеть получить ту бесценную информацию, которая находится в многочисленных делах ведомственных архивов – прежде всего, ЦА ФСБ.
В ходе работы над проектом велись значительные объемы архивных изысканий в фондах Политического Красного Креста в ГАРФе. Стремясь привлечь к сотрудничеству возможно большее число авторов, руководитель проекта и кураторы направлений обратились ко многим исследователям, как в России, так и за рубежом. На данный момент принять участие в нашем проекте дали согласие около двух десятков ученых из обеих столиц и городов ряда регионов России (Казани, Самары, Смоленска, Нижнего Новгорода, Архангельска, Саратова, Красноярска, Тамбова, Ульяновска, Ярославля, Новосибирска, Томска, Омска, Благовещенска, Курска, Нижнего Новгорода), Украины, Белоруссии, Израиля, Германии, Италии, США, Швейцарии, Нидерландов. В частности, удалось привлечь к сотрудничеству и известного специалиста по левым эсерам А.И.Разгона, эмигрировавшего из России в 1992 г. (проживает ныне в США) и принявшего наше предложение написать ряд статей по видным деятелям ПЛСР, используя архивные материалы Гуверовского института и Бахметевского архива. Большая часть статей уже заказана.
В ходе этой работы выяснилась парадоксальная ситуация: можно найти исследования и авторов по состоянию и деятельности региональной эсеровской или меньшевистской организаций (впрочем, далеко не всех), но трудно найти исследователей, готовых написать статью о московской или петроградской организации эсеров или меньшевиков в 1917-1923 гг.
Впрочем, весьма многие сюжеты социалистического сопротивления изучены явно недостаточно. Таким образом, уже на первоначальном этапе работы над проектом выявилась необходимость не только координации усилий уже имеющихся специалистов, но и проведения новых самостоятельных исследований по многим сюжетам. В то же время привлеченные к сотрудничеству региональные авторы предлагали включить в Словник имена и события, ранее неизвестные или малоизвестные авторам проекта.
Само решение о начале реализации данного проекта не было простым, так как для нас, с одной стороны, очевидно, что степень изученности данной проблематики современной исторической наукой (как и степень открытости и доступности для исследователей необходимых архивных фондов) недостаточна для полноценного энциклопедического освещения всех сторон сопротивления социалистов и их судеб. И мы отдаем себе отчет в том, что не на все необходимые статьи мы найдем авторов, и не все написанные статьи будут фундированы архивным материалом в нужной степени.
Но, с другой стороны, набирающая все большую силу тенденция к ограничению доступа исследователей к этим самым архивным материалам, начавшаяся борьба с «фальсификаторами истории» (попасть в которые могут все несогласные с оценкой Сталина как «успешного менеджера»), угасание (и искусственное «угашение») интереса к проблематике сопротивления большевистскому режиму и сталинизму делают надежду на возникновение всех необходимых условий для создания такой энциклопедии в ближайшие годы – весьма и весьма призрачной. И с этой точки зрения, пусть мы не решим всех поставленных перед собой задач, но мы не только «зафиксируем» в нашем энциклопедическом словаре все то, что удалось достигнуть исследователям в предшествующие годы, но и дадим возможность ряду авторов, в том числе и региональных, создать также и новое знание.
Мы надеемся, что наш проект сможет внести свой вклад не только фиксированием и систематизацией уже опубликованного историками в последние годы, не только приращением нового знания, но и инициированием новых исследований, пусть и «постольку-поскольку» это возможно в нынешних условиях. И мы надеемся, что эти знания, аккумулированные в нашем словаре, пусть и неполные, станут в будущем хорошим плацдармом для дальнейшего изучения этой важной темы.

aнджей
01.04.2010 10:16:15
Очень интересный проект, новизна привлекает. Но возникают некоторые вопросы (у меня). Не лучше ли готовящееся издание определять не как энциклопедию, а как энциклопедическое и з д а н и е? Это - не игра слов, ибо 1) энциклопедия как таковая должна гарантировать (по своему жанру) полноту и точность всех приводимых сведений, на то она и энциклопедия. Я не уверен, что в этом пионерском проекте можно реализовать требования, предъявляемые именно к энциклопедии.(Не стоит брать примеры с изданий, которые объявляются энциклопедиями, хотя таковыми, по большому счету, не являются. 2)определение "энциклопедическое издание" позволит несколько расширить и даже обогатить текст за счет привлечения материала, который не всегда подходит именно к энциклопедии.
В проблемной статье Константина Николаевича имеются некоторые формулировки, которые требуют уточнений. Заранее говорю, что я придираюсь. К примеру, что означает "активное сопротивление большевистскому режиму"? Понятно, что немало социалистов и анархистов именно активно сопротивлялось, в т.ч. участвуя в нелегальной и полулегальной (в свое время) деятельности, а как быть с теми, в том числе видными социалистами и анархистами,вынужденно оказавшимися в эмиграции, которые идейно отрицали большевизм,считали, что он пагубен для России, но не участвовали в борьбе против советской власти. Их К.Н. причисляет к участникам "активного сопротивления"? Как я понимаю, сопротивление большевистскому режиму было в различных формах, не все из которых следует называть "активными". Далее. Я признаюсь,несколько удивился тому, что оказывается "российские левые были приверженцами идей и практики... демократического социализма"? Как же так? Разве отрицание большевистского тоталитаризма ведет, применительно ко многим известным социалистам и анархистам, к подобным обобщениям? Полагаю, среди прочего, что К.Н. отчасти противоречит сам себе, тому, что писал ранее. Впрочем, возможно речь идет о неточной формулировке. В любом случае, с выводами о приверженности "демократическому социализму" надо быть,по моему, поаккуратнее. Как поаккуратнее надо быть и с некоторыми другими обобщениями. Например, "борьбу социалистических сил против большевиков... следует рассматривать как борьбу гражданского общества (?) с людьми, на деле отрицающими его принципы и нормы".

У меня имеются и некоторые др. замечания и соображения, но проект исключительно важный. Трудностей при его реализации будет немало. Качественно новый материал, его новизна требуют необходимого научного оформления. Больших успехов К.Н. М. и всем участникам проекта.
Морозов Константин
09.04.2010 21:20:41
Наш проект заявлен как энциклопедический словарь, хотя по авторитетному свидетельству опытного энциклопедического редактора с ним работающего, по уровню и объему статей, это не словарь, а энциклопедия. Когда Вы пишете об энциклопедическом издании, то Ваши аргументы понятны.
Безусловно, если бы наш проект ограничивался бы биографиями сотней- полутора самых видных (и самых изученных) лидеров партий, то степень достоверности используемой информации была бы высокой, а в нашем случае, лакун и неточных сведений не избежать.
Но не совсем понятно, что же такое энциклопедическое издание "в реальном исполнении? Приведите , пожалуйста, конкретный пример.
Проблема дефиниций проистекает из двух вещей:
1) из проблемы идеологической разности и противоречивости противостоявших большевикам социалистических партий и анархический организаций;
2) из трудности проведения четких границ таких дефиниций как "сопротивление" и "оппозиция".
Безусловно, приверженцами идей и практики демократического социализма нельзя считать анархистов, с.-р-максималистов и левых с.-р. С большими оговорками под него попадают под него даже МПСР. Да и с меньшевиками все непросто. Правые меньшевики - да, безусловно! Левые и левоцентристы, проделали длительную эволюцию, чтобы избавиться от многих своих иллюзий. А некоторые вроде Ф.Дана так и не избавились.
В ПСР - правые, центристы и с оговорками левоцентристы.
Про границы активности и наполнение терминов "сопротивление" и "оппозиция" я даже и разговор начинать не хочу. Всё зыбко и расплывчато. Но, партийная эмиграция безуловно есть часть сопротивления большевиcтскому режиму.
Но, при всей сложности определения границ исследуемого феномена, нельзя отрицать сам факт его существования. Необходимость его исследования очевидна, также как и необходимость закрепления уже изученного в энциклопедических форматах.
Проблемы и трудности я вижу и их действительно много. Я не сомневаюсь, что проект по выходу подвергнется критике по разным линиям, в том числе и по тем, о которых говрите Вы, но альтернативой этому было ходить только проторенными тропами в ущерб интересам дела.
За пожелание успехов большое спасибо!
Какой проблематикой Вы занимаетесь?
Анджей
16.04.2010 10:16:29
Уважаемый Константин Николаевич! С интересом познакомился с Вашим ответом. Если издание, которое готовится под Вашим руководством, определяется как "энциклопедический словарь",то многие вопросы отпадают. Еще раз отмечу, что я противник жанрового произвола, противник того, чтобы называть те или иные издания энциклопедиями, если они не отвечают основным требованиям жанра, т. е. не обеспечивают
полноту и достоверность приводимых сведений, (с учетом,разумеется,знаниевых достижений,прежде всего науки, в то или иное время). Мне представляется, я сейчас пишу не о данном проекте, что в немалом числе случаев нашим издателям надо быть требовательнее к себе,более скромными, и не объявлять многие издания энциклопедиями, если они таковыми не являются. Один из выходов в том, чтобы называть издания, не дотягивающими до требований энциклопедии, но построенные по принципу статей от "А" до "Я" - энциклопедическими изданиями.
aнджей 2
16.04.2010 15:02:41
Теперь немного о другом.
Как я понимаю, запланированное издание - весьма трудоемкое для исполнения. Требуется поднять значительный объем нового конкретно-исторического материала, в том числе архивного,восполнить сведения о малоизвестных участниках оппозиции и сопротивления большевистскому режиму. Работа не только трудная, но и очень благородная, я имею в виду ее значимость не только для науки, но и для общественного сознания. Но я и о других трудностях, трудностях методологического звучания, которые в том числе связаны с понятийным аппаратом, с дефинициями, о которых Вы пишите. Применительно к истории социалистического движения необходима, как я понимаю, целая "революция". Возьмем, к примеру, понятие "революционные социал-демократы", без которого и в запланированном издании не обойтись. Вроде бы ясно, что речь идет о социал-демократах, признававших необходимость революционных преобразований во имя социализма,но не забудем, что многие из тех, кого мы называли и называем революционными социал-демократами, на практике, в своей повседневной партийной деятельности выступали с позиций социал-реформизма - в России в меньшей степени, на Западе в большей.По крайней мере, даже к определению "революционные социал-демократы" надо бы подходить вдумчиво, в контексте приводимого текста, особенно в оценочной части. Это - только пример. Очень хотелось бы надеяться, что подготовители и авторы энциклопедического словаря будут очень внимательно подходить и к таким определениям как "оппортунисты", "ревизионисты", "центристы" (не смешивая их с примиренцами)и проч. Я пишу о тех оценочных определениях, без которых в подготовляемом издании не обойтись.
Что касается сторонников "демократического социализма", то я в целом согласен с Вашими рассуждениями (не только на этой стр.), надеюсь, что авторы не будут злоупотреблять этим определением.
Возможно было бы полезным провести обсуждение содержательной стороны проекта не только на этом сайте, но и на каких-то встречах, дабы уменьшить, при всем уважении к разным авторам, разнобой в обобщениях, оценках и выводах, которые касаются принципиальных подходов.
Успехов!
Анджей
10.05.2010 21:57:16
К.Н., не так давно вышла энциклопедия об общественной мысли Русского Зарубежья. Интересны были бы оценки этого издания, в том числе материалов, которые хотя бы отчасти касаются готовящегося под Вашим руководством нового издания. В разделе "Обсуждения" на сайте, кроме информации о вышедшем издании, отсутствуют о нем посты. Несколько странно, поскольку - это достаточно объемное издание, сил, наверное, потратили немало при его подготовке, хотя оно на не во всем, даже по своей структуре, отвечает, как я понимаю,требованиям энциклопедии.
Морозов Константин
11.05.2010 22:16:57
Проблема дефиниций весьма актуальна. Ведь многие из тех, которыми пользовались семь десятков лет, вошли в плоть и в кровь нескольких поколений историков. Насколько я понимаю, ни у кого нет особого желания расщищать эти "авгиевы конюшни" в головах историков и вести дискуссии о том, что такое революционная социал-демократия, оппортунисты, ревизионисты и т.д. Для целей нашего издания, это впрочем и неважно, так как главный критерий - это сопротивление большевистскому режиму.
Дискуссии и обсуждения, конечно нужны. Но, к сожалению, я не очень то верю, что встречи и обсуждения в рамках подготовки энциклопедии в состоянии решить сколь-нибудь проблему разнобоя по сушностным вещам. Этот процесс куда как более длительный и в него должны быть втянут более широкий круг историков.
Энциклопедию общественной мысли Русского Зарубежья я в руках пока еще не держал. Посмотреть, конечно весьма любопытно.
Анджей
13.05.2010 13:30:56
При всем моем уважении к Вам, Константин Николаевич, мне трудно согласиться с выводом, что при всей "актуальности проблемы дефиниций", многие из них (относящиеся к социалистам)"для целей нашего издания" не столь важны. В основе оппозиции и сопротивления большевистскому режиму лежало не только нравственное неприятие насилия, террора и т.д. (что исключительно важно), но и определенные взгляды, построения идеологического свойства. Интересно, как можно обойтись без обобщенных оценок, которые в том числе выражаются в тех или иных дефинициях. Конечно, в нашей историографии "авгиевы конюшни", конечно, мы злоупотребляли (с легкостью!) определениями "оппортунизм", "ревизионизм", "реформизм", "центризм" и т.д., конечно, без некоторых определений (например, оппортунизм) можно и нужно обойтись. Но не без всех и не всегда. И, повторю, о чем писал в предыдущих постах, что по-моему очень важно и в готовящейся энциклопедии (ведь энциклопедия это не только свод конкретно-исторического материала)предельно внимательно относиться к использованию понятий (и соответствующих дефиниций)типа "революционные социалисты", "революционные социал-демократы" "ортодоксальный марксизм" и многих других... Кстати, Ваше определение "оппозиционный террор" мне очень не нравится, ибо террор не может быть проявлением оппозиции, террор - это из другой "оперы", это не проявление нормальной оппозиции как таковой... Но это, к слову.
Что касается встреч и обсуждений "по сущностным вещам", то, конечно, я не столь наивен, чтобы полагать,что их можно разрешить в рамках подготовки издания,о котором мы говорим, и в короткие сроки. Но договориться о некоторых "вещах" вполне возможно, в том числе об общих подходах к понятийному аппарату, к дефинициям. Иначе у нас большевики получатся "последовательными марксистами", а Сталин, как мне совсем недавно объявили в Доме Плеханова в СПб., "последним самым крупным марксистским теоретиком". Там же мне разъяснили, когда я рассказывал о Вашем проекте, что ни о каком сопротивлении большевистскому режиму говорить нельзя, ибо большевики возродили многонациональное государство и строили великую страну... Но это, как Вы понимаете, крайние примеры воинствующей апологетики "социалистического" прошлого.
Недавно согласился принять участие как автор нескольких статей в готовящемся под Вашим руководством издании. Действительно, проект очень интересный и полезный - я бы на первое место поставил даже не его научную значимость, а значимость в плане столь необходимых сдвигов в общественном осознании трагических страниц нашей истории.
Морозов Константин
28.05.2010 10:36:17
Если в Доме Плеханова занялись апологетикой Сталина и считают его "последним самым крупным марксистским теоретиком", то можно только пожалеть Георгия Валентиновича, который наверное в гробу от этого переворачисвается.
Что касается дискусии о необходимости переосмыcления терминое и об их использовании в энциклопедическом проекте, то предлагаю перенести ее в раздел "Обсуждение" нашей группы -
Александр Дементьев
02.09.2011 19:09:24
Здравствуйте. 

Скажите пожалуйста, на данное время проект продолжает действовать?
Рекламные статьи