Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Подписка на рассылку

Сетевое партнерство
РИЖАР: журнал рецензий
Марей А.В. Авторитет, или Подчинение без насилия. - СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2017. — 148 с.

Мироненко С.В. Александр I и декабристы: Россия в первой половине XIX века. Выбор пути. - М.: Кучково поле, 2016. - 400 с.

История Китая с древнейших времен до начала XXI века : в 10 т. Т. I. Древнейшая и древняя история (по археологическим данным): от палеолита до V в. до н.э. / Гл. ред. С.Л. Тихвинский; отв. ред. А.П. Деревянко. - М.: Восточная литература, 2016. - 974 с.


Осмысление старых дефиниций и проблема их использования в энциклопедическом проекте

Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
Осмысление старых дефиниций и проблема их использования в энциклопедическом проекте
Дискуссия возникла нечаянно во время обсуждения проекта энциклопедического словаря.
Анджей высказал следующую мысль:
" Но я и о других трудностях, трудностях методологического звучания, которые в том числе связаны с понятийным аппаратом, с дефинициями, о которых Вы пишите. Применительно к истории социалистического движения необходима, как я понимаю, целая "революция". Возьмем, к примеру, понятие "революционные социал-демократы", без которого и в запланированном издании не обойтись. Вроде бы ясно, что речь идет о социал-демократах, признававших необходимость революционных преобразований во имя социализма,но не забудем, что многие из тех, кого мы называли и называем революционными социал-демократами, на практике, в своей повседневной партийной деятельности выступали с позиций социал-реформизма - в России в меньшей степени, на Западе в большей.По крайней мере, даже к определению "революционные социал-демократы" надо бы подходить вдумчиво, в контексте приводимого текста, особенно в оценочной части. Это - только пример. Очень хотелось бы надеяться, что подготовители и авторы энциклопедического словаря будут очень внимательно подходить и к таким определениям как "оппортунисты", "ревизионисты", "центристы" (не смешивая их с примиренцами)и проч. Я пишу о тех оценочных определениях, без которых в подготовляемом издании не обойтись".
Я ответил:"Проблема дефиниций весьма актуальна. Ведь многие из тех, которыми пользовались семь десятков лет, вошли в плоть и в кровь нескольких поколений историков. Насколько я понимаю, ни у кого нет особого желания расщищать эти "авгиевы конюшни" в головах историков и вести дискуссии о том, что такое революционная социал-демократия, оппортунисты, ревизионисты и т.д. Для целей нашего издания, это впрочем и неважно, так как главный критерий - это сопротивление большевистскому режиму.
Дискуссии и обсуждения, конечно нужны. Но, к сожалению, я не очень то верю, что встречи и обсуждения в рамках подготовки энциклопедии в состоянии решить сколь-нибудь проблему разнобоя по сушностным вещам. Этот процесс куда как более длительный и в него должны быть втянут более широкий круг историков"
Анджей ответил:
"При всем моем уважении к Вам, Константин Николаевич, мне трудно согласиться с выводом, что при всей "актуальности проблемы дефиниций", многие из них (относящиеся к социалистам)"для целей нашего издания" не столь важны. В основе оппозиции и сопротивления большевистскому режиму лежало не только нравственное неприятие насилия, террора и т.д. (что исключительно важно), но и определенные взгляды, построения идеологического свойства. Интересно, как можно обойтись без обобщенных оценок, которые в том числе выражаются в тех или иных дефинициях. Конечно, в нашей историографии "авгиевы конюшни", конечно, мы злоупотребляли (с легкостью!) определениями "оппортунизм", "ревизионизм", "реформизм", "центризм" и т.д., конечно, без некоторых определений (например, оппортунизм) можно и нужно обойтись. Но не без всех и не всегда. И, повторю, о чем писал в предыдущих постах, что по-моему очень важно и в готовящейся энциклопедии (ведь энциклопедия это не только свод конкретно-исторического материала)предельно внимательно относиться к использованию понятий (и соответствующих дефиниций)типа "революционные социалисты", "революционные социал-демократы" "ортодоксальный марксизм" и многих других... Кстати, Ваше определение "оппозиционный террор" мне очень не нравится, ибо террор не может быть проявлением оппозиции, террор - это из другой "оперы", это не проявление нормальной оппозиции как таковой... Но это, к слову.
Что касается встреч и обсуждений "по сущностным вещам", то, конечно, я не столь наивен, чтобы полагать,что их можно разрешить в рамках подготовки издания,о котором мы говорим, и в короткие сроки. Но договориться о некоторых "вещах" вполне возможно, в том числе об общих подходах к понятийному аппарату, к дефинициям. Иначе у нас большевики получатся "последовательными марксистами", а Сталин, как мне совсем недавно объявили в Доме Плеханова в СПб., "последним самым крупным марксистским теоретиком". Там же мне разъяснили, когда я рассказывал о Вашем проекте, что ни о каком сопротивлении большевистскому режиму говорить нельзя, ибо большевики возродили многонациональное государство и строили великую страну... Но это, как Вы понимаете, крайние примеры воинствующей апологетики "социалистического" прошлого".
После это я решил перенести дискуссию в рубрику "Обсуждение".
Изменено: kmorozov - 28.05.2010 11:53:00
Термин "оппозиционный терроризм" - отнюдь не мой термин, это вполне устоявшийся в террологии термин. Опасаюсь, что рассуждения о том, что должно и не должно делать "нормальной оппозиции" приведут к нарушению принципа историзма и к весьма заметным проявлениям субъективизма историков. Историческая реальность была таковой каковой была, даже если это не нравится историкам.
В принципе я согласен с тем, что историки волей-неволей должны разобраться с дефинициями, которыми до сих пор пестрят работы ряда историков.
И от ряда таких дефиниций, вероятно придется просто отказаться. А именно, от тех дефиниций, которые создавали не историки, а политик с сугубо конъюктурно-политическими целями и скорее затемнявших существо дело, чем помогающее его понять.
Что касается использования терминов в энциклопедии. Прежде всего, пусть сами историки разберутся с этими терминами, большая часть из которых, на мой взгляд были придуманы по спекулятивно-политическим соображения, а только потом их стоит использовать в энциклопедии. И встречи авторов энциклопедии ситуацию не спасут. Я себе не представлю , как на такой встрече мы начнем обсуждать, что такое «рев. социалист» или «рев. соц.-демократ»! smile;) Если даже и удастся договориться о самом наполнении дефиниции (во что я не очень верю), то могу себе представить, какой ужас начнется при попытке применения этой дефиниции к конкретным людям.
Для целей нашего специализированного энциклопедического словаря не суть важно был ли данный социалист - "революционным социалистом" или его бы специалисты из Дома Плеханова обозвали бы "оппортунистом", главное, что он был социалистом, боровшимся с большевистским режимом.
Действительно, это же такое "рев. социалист" в конкретном применении?
Пожалуйста, назовите кто на Ваш взгляд из ниженазванных социалистов, является "рев. социалистом" и почему?:
Плеханов,
Ленин,
Троцкий,
Сталин,
Чернов;
Мартов,
Церетели;
Дан;
Тимофеев;
А.Гоц;
Авксентьев;
Герштейн;
Ф.Федорович.
Е.Олицкая.
Особенно, мне это интересно в адрес последней.
Е.Олицкая - кто она?
"Рев. социалистка"? "Оппортунистка"? "Социал-реформистка?
И таких как она сотни и сотни.
Как их будем "клеймить дефинициями"?
Персонально?
Или по партии, предварительно заклеймив всю партию? Но и в партиях, ох какие были разные по идеологии люди! Авксентьев это одно, а Веденяпин - совсем другое!
Резюмирую. Признавая в принципе важность и необходимость переосмысления ряда одних дефиниций и отказа от других , опасаюсь, что если мы (авторы) займемся сейчас этим, то мы не напишем нашу энциклопедию в сроки установленные РГНФ!
Но обсуждать эту проблемы всем заинтересованным в этом историкам, безусловно, нужно.
Вот и давайте начнем делать это здесь, не привязываясь к данной энциклопедии.
Изменено: kmorozov - 28.05.2010 22:51:59
Процедура оценочной деятельности, несмотря на ее широкое практическое применение, в теоретическом плане мало исследована. Поэтому решение проблем дефиниции, классификации оценки и процедуры оценивания требуется продолжать в дальнейших теоретических исследованиях.
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

Рекламные статьи